Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Историко-публицистический очерк
 
Рубрика газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Страницы истории
 
Восемьдесят лет назад, первого сентября 1939 г., началась Вторая мировая война.
 
Гитлер в эту ночь не спал. И на следующий день он пребывал в душевном смятении… По его поручению, еще четырнадцатого августа послу Германии в Советском Союзе − графу фон дер Шуленбургу было отправлено сообщение для Сталина, содержавшее, по мнению Гитлера, очень заманчивое предложение. Он знал об активизации дипломатических усилий в отношении СССР со стороны Великобритании и Франции. Но что они могли предложить Советам? В лучшем случае участие в какой-либо войне… Гитлер же предложил Сталину то, что тот вынашивал уже много лет.
 
Сталин, однако, тянул с ответом. По характеру холерик, он научился скрывать свои чувства и почти никогда не делал скоропалительных выводов. Он был «неестественным человеком», скажет о нем впоследствии Черчилль. В его личности сочетались терпение с непредсказуемыми взрывами ярости. Его внутренние движущие силы никогда не находились в состоянии покоя. Он был сравним с большой черной тучей, кажущейся на первый взгляд мирно плывущей по небу, писал историк Роберт Конквест, и только по ее приближению замечалось мерцание огня, прячущегося в ее бушующем нутре.
Гитлер был в каком-то смысле родственной натурой Сталину. Такой же энергичный, неугомонный. Тот же Черчилль в 1938 г. отметил в своем открытом письме Гитлеру: «Если бы Англия оказалась в национальном бедствии, похожем на бедствие Германии в 1918-м, я молил бы Бога послать мне человека вашего духа и силы».
Сталин чуял нетерпение Гитлера и уже выстраивал далекоидущие перспективы. А медлил он потому, что, по его велению, в одно и то же время, когда министр иностранных дел СССР Молотов вел переговоры с Германией, другой советский «дипломат» − Ворошилов играл в прятки с англо-французской миссией. Сталин вел довольно профессиональную двойную игру. Он не верил, и не без основания, что западные державы освободились от хронической ненависти к СССР и искренне желали союза с ним. Сталин понимал, что Великобритания и Франция − в силу сложившейся геополитической ситуации и своих международных обязательств − обречены защищать от посягательств кого-либо все западное предполье СССР от Балтийского до Черного моря. Ему нужен был другой союзник: сильный, решительный. И здесь вектор интересов Сталина все более сдвигался в сторону Германии, так же, как и Советский Союз, пребывавшей в изоляции.
Гитлер уже давно был посвящен в ход мыслей своего идеологического оппонента. И все-таки он нервничал. Необходимо было срочно решать польскую проблему. Данцигский коридор, аннексированный Польшей, как и другие германские провинции − Познань, Западная и Восточная Пруссия, Померания и Верхняя Силезия, делил Германию на две части, что наносило ущерб экономике страны. Гитлер ставил вопрос в дипломатически корректном ракурсе. Отказываясь от претензий на противоправно присвоенные Польшей территории, он просил предоставить ему коридор шириной в одну милю − для строительства железной и автомобильной дорог в Восточную Пруссию. 26 апреля 1939 г. британский посол Хендерсон заявил: «Проход через Коридор – абсолютно справедливое решение. Если бы мы были на месте Гитлера, то требовали бы его, как минимум». Надежды Гитлера на мирное урегулирование вопроса не умерли и тогда, когда в марте 1939 г., получив от Великобритании и Франции гарантию защиты своего суверенитета, польское правительство окончательно прервало переговоры с Берлином.
Сталин не без откровенного злорадства потирал руки. Он понимал, что Гитлер серьезен в своих намерениях и что конфликт Германии и Польши неизбежен. Великобритания и Франция теперь не могли остаться в стороне, а это – война, чужая и долгая. И он вступит в нее, имея стопроцентные шансы на успех, когда Европа обессилит. Еще вчера, пребывая чуть ли не в полной изоляции, он вдруг оказался у штурвала судьбы Европы. Но времени наслаждаться этими чувствами не оставалось. Нужно было принимать решение. …И Сталин дает добро. Молотов сообщает графу Шуленбургу о готовности советского правительства принять Риббентропа 23 августа 1939 г.
Гитлер, получив это известие, вновь с особой остротой ощутил, как его переполняет знакомое чувство ублаготворения, всеми фибрами души почувствовал свою значимость, величину… Он встал из-за стола, выпрямился, подошел к висевшему напротив зеркалу, внимательно всмотрелся в него, словно проверяя соответствие обуявших его мыслей и своей внешности, и привычно заключил, что ничто и никто не сможет обуздать его железную волю, его титаническую энергию.
Поздно вечером, 23 августа, Молотов и Риббентроп подписали Пакт о ненападении, а также дополнительный секретный протокол, к которому прилагалась карта очередного передела Польши и закреплявшего − в случае территориально-политического переустройства Европы − разделение ее между Германией и СССР на зоны интересов.
Сталин возликовал. В эту же ночь он устроил прием в честь германской делегации. Позже Риббентроп доложит Гитлеру, что «Сталин и Молотов были очень любезны» и что он «чувствовал себя среди них, как среди старых товарищей по партии». В разгаре банкета Сталин поднял бокал, нарочито медленно и степенно встал из-за стола и в мгновенно установившуюся тишину произнес: «Я знаю, как сильно любит немецкий народ своего фюрера, поэтому я хочу выпить за его здоровье». Все встали и дружно выпили.
Молотов, почти вослед, предложил выпить за товарища Сталина, заметив, что Сталин, будучи правильно понятым Гитлером, инициировал перелом в отношениях двух стран. «Неоднократно, − пишет Розенберг, − Молотов и Сталин поднимали тосты за подписанный пакт, за новую эру в советско-германских отношениях, за немецкий народ».
25 августа 1939 г. Великобритания и Польша подписали Соглашение о взаимопомощи, вызвавшее военную эйфорию в польском обществе. Преступления в отношении немцев в стране приняли массовый характер. Польша объявляет всеобщую мобилизацию, что в сфере международных отношений равнозначно объявлению войны.
Первого сентября 1939 г. Гитлер атаковал Польшу. Член британского правительства, лорд Гелифакс выразил удовлетворение: «Теперь мы принудили Гитлера к войне». Великобритания и Франция, науськанные заокеанскими заправилами, медлили не долго: третьего сентября они объявили войну Германии. Черчилль заявил по радио: «Эта война – война Англии, и её цель – уничтожение Германии». Вослед Рузвельт сказал перед Конгрессом, что нейтралитет – по сути своей, пассивная помощь Германии и добился отмены Акта нейтралитета 1935 года.
Сталин, в полном соответствии с пактом, занял отведенную ему территорию Польши. 22 сентября состоялся совместный парад вермахта и РККА в Бресте. Как же прав историк Герд Шультце-Роонгоф, генерал-майор Бундесвера в отставке, заявивший, что начавшаяся война «имела много отцов». Германский конфликт с Польшей перерастал во Вторую мировую войну. Мир катился в пропасть.
Д-р философии, политолог Константин Эрлих, Гамбург
 
Вы хотите опубликовать в газете «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» Ваш рассказ, повесть, очерк, стихи? Хотите представить себя и вашу фирму на обложке нашей газеты? Хотите, чтобы в газете появилось интервью с вами? Позвоните нам и сообщите об этом!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, вопросы, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Add comment

Наши партнёры