Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 35 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: redaktion@neue-semljaki.de

Раздел газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
ПИСАТЕЛЬСКИЙ НАЛЁТ
 
– К нам – писательский налёт! − не помню, кто произнес эту фразу, но большого интереса и оживления у студентов, стоявших большой группой в коридоре общежития, она не вызвала. Итак, к нам приедут писатели.
 
Почему я стал юристом
Я до этого никогда в жизни не видел настоящего писателя. Мне тогда казалось, что писатели настолько должны отличаться от обычных людей, что их сразу, как только они где-то появятся, узнаешь… Ага, вот этот с бородой, как у Льва у Толстого, – писатель. А вот этот − худющий, с длинным одухотворенным лицом, как у Блока, – поэт. Словом, литератор – существо высшего порядка, что соответственно отражается на его наружности.
– И почему ты поступил на юридический? – спросил меня Саша, когда я однажды вечером читал ему и другим обитателям нашей 75-й комнаты свои наброски к повести.
– Потому, что я не писатель, – улыбнулся я, указывая пальцем вверх, в потолок. – Писатель не живет, а все время там, в высших сферах, в литературе…
– В гробу я видел такую жизнь. Нет, уж лучше быть прокурором! – усмехался Бражкин.
– Ну, если в писатели ты не годишься, то мог бы учиться на филолога.
– Хотел… – вздохнул я. – Но было у меня в жизни одно событие… − и я замолчал.
…Поздняя осень, вокзал в приморском городе Очамчири. Старший брат послал меня, подростка, на вокзал – встречать родственника жены. Доехав туда на электричке, я с книгой в руках уселся на деревянную скамейку и приготовился ждать.
Замерзнув, выходил на перрон, бегал, махал руками, стараясь согреться. До девяти вечера по залу ожидания сновали люди, а потом все вокруг неожиданно опустело. Кассирша закрыла на замок кассу, ушли рабочие, что-то делавшие у склада вдалеке. Тихий свет лился во тьму из пристанционных построек, мерцали красные и зеленые глазища железнодорожных светофоров. В зале ожидания остались я и двое среднего возраста темноглазых, черноволосых мужчин, судя по внешности и манере говорить – грузины, в длинных пальто и шляпах. Они долго наблюдали за мной, тихо переговариваясь, потом подошли ко мне.
– Документы есть? – спросил один, с орлиным носом, показывая мне красное милицейское удостоверение.
– Нет документов, – пожал я плечами. – Но я тут недалеко живу – в Ткварчели, родственника встречаю. Поезд придет в час ночи.
– Это плохо, что нет документов, – он сел рядом со мной. – Говоришь, встречать приехал… А может, ты – вор? Признайся честно, воруешь?
Другой тоже сел и бесцеремонно ощупал мои карманы, но, ничего не обнаружив, иронично произнес:
– А может, он грабитель? У нас вчера тут одного уважаемого человека ограбили. Грабитель был такой же, как ты – высокий блондин. Нет сомнений, это был ты…
Мне стало страшно. Я встал.
– Сядь! – приказал мужчина с орлиным носом. – Ты встанешь, только если я тебе разрешу.
– Но я же ничего плохого не делал!
– А вот этого мы не знаем, – усмехнулся он. – Документов у тебя нет. А раз так, то ты – никто…
Ночь. Угрозы, вопросы, смех… Но маленькая стрелка на больших черных часах на стене наконец-то подползла к единице. Грузины ушли. Я выбежал к подходившему к перрону составу, радуясь, что все самое страшное закончилось.
Поезд остановился. Никто не сошел. С серого неба падали тяжелые капли холодного дождя. Лязгнули вагоны и покатились по рельсам. Я вернулся в зал ожидания, сел, руки дрожали. Мои мучители вошли через другую дверь следом за мной.
– Встать! – заорал мужчина с орлиным носом. – Ты обманул нас! И за это сейчас поплатишься!
Они схватили меня за руки, вывели на перрон и поставили рядом с тускло блестевшими внизу рельсами первого пути.
– Сейчас подойдет товарный! Один легкий толчок – и ты на рельсах. Ты немедленно должен во всем сознаться!
– Но я ничего не делал! – заорал я. – Ничего плохого!
– Не важно! Значит, пришло твое время!
Слева привокзальную тьму прорезали огни. С грохотом к вокзалу приближался товарный. Я закрыл глаза и оцепенел.
Состав с шумом пронесся мимо. За моей спиной уже никого не было. Я застыл на месте, вытирая слезы…
– Сволочи! – пробормотал Кривецкий, когда я закончил свой рассказ.
– И что было потом? – спросил Игорь. – Ты пожаловался, их нашли?
– Я никому ничего не сказал. Только решил, что буду юристом…
– И правильно сделал, – сказал Саша. – В органах должны работать порядочные люди. А писатели? Без них, наверное, можно обойтись.
 
Настоящий писатель
До начала встречи с литераторами оставалось полчаса. Взлохмаченный, хмурый, не успевший поужинать студенческий народ, уставший от лекций и семинаров, не желал ни с кем встречаться, а тем более − кого-то слушать. За пять минут до начала я спустился на первый этаж, зашел в большую комнату, где у стены на стульях уже сидели три человека.
«И это всё?!» – испуганно подумал я, староста группы, но тут в зал вошел лобастый, с залысинами и пронзительными глазами человек. Широко улыбнувшись, поздоровался с нами и положил на стоявший у окна стол стопку книг. Вскоре «подтянулись» еще человек десять, и он смог начать.
– Воробьев Владимир Иванович. Мы намечали приехать вдвоем, но у товарища не получилось. Вы как, не в обиде?
Я смотрел на этого мужчину, с лицом рабочего, и мне никак не верилось, что он – настоящий писатель. Ну, встретил бы я его где-то на улице, и никогда бы не подумал, что он пишет… Но вот Воробьев взял одну из книг со стола, раскрыл − и стены раздвинулись.
Мы слушали, не шелохнувшись. Непостижимо, но некоторые люди обладают удивительным даром расставлять слова так, что они создают картину, которую можно увидеть. И вот ты входишь в совершенно новый мир, где все очень похоже на нашу земную жизнь, но и не похоже на нее… Словно ты неожиданно оказался в другом измерении, где рядом с людьми существуют великаны, эльфы, феи, где звуки становятся музыкой, а природа оживает, где всё – и безобразное, и красивое – может стать метафорой, стихотворной строкой.
Через час литератор уехал.
– Ну, что там было? – спрашивали меня на этаже знакомые.
– Это надо было слышать и видеть, – восхищенно улыбался я.
Казалось, они мне не верят. Но, странное дело, после «писательского налёта» на наше общежитие из комнаты в комнату стали кочевать книги, на обложках которых стояло: Воробьев, Давыдычев, Пермяк…
Народ читал!
Генрих Дик, Эрлингхаузен
Фото автора

Ещё больше фото - в нашем аккаунте в Фейсбуке!

https://www.facebook.com/NeueSemljaki/

 
Новую книгу писателя Г.Дика на немецком языке можно заказать в любом книжном магазине в Германии или в интернете: ISBN: 9783741820946, Taschenbuch, 120 Seiten.
Die amerikanischen Filme haben ein verkehrtes Bild über das Heldentum geschaffen. Wenn es um Helden geht, dann müssen sie kräftig sein oder über außerordentliche Fähigkeiten verfügen. Echte Helden im echten Leben sind am meist einfache, gewöhnliche Leute wie in den KURZKRIMIS «Nachttaxi» und «Die Rubin-Brosche». Was stellt ein sicheres Versteck für einen Schatz dar − vielleicht die russische Puppe Matrjoschka? Die Antwort finden Sie in dem THRILLER «Die sechste Matrjoschka».
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: 05251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!