Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: redaktion@neue-semljaki.de

Раздел газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
СИНЕГЛАЗКА ИЗ МОТОВИЛИХИ
 
Лежа на скрипучей кровати с томиком Хемингуэя в руках, я прислушивался к доносившемуся с улицы шуму. Читать мне надоело, и я с нетерпением ждал возвращения однокурсников из университета. Вечером у меня поднялась температура, и отголоски ночного озноба еще туманили мысли и приковывали тело к постели.
 
Но вот в коридоре общежития послышались звонкие голоса, топот ног, смех. Я радостно улыбнулся: сейчас в комнату войдут раскрасневшиеся от мороза ребята. Вася Бражкин отправится на кухню готовить на всех обед. А остальные присядут рядом, и я сразу же забуду о болезни.
В комнате нас было пятеро. Когда я впервые вошел туда, там уже разместились четверо ребят. Меня встретили ликующими возгласами и показали на крайнюю у левой стены кровать: устраивайся, это твоя, студент, опочивальня!
Год мы прожили вместе: загадочный, с неизменными темными очками на носу Игорь Киршин, почти всегда серьезный, с нежной вятской душой Саша Сухнев, взрывной холерик из Кудымкара Вася Бражкин и сорвиголова из Кунгура Вася Кривецкий. Они отслужили в армии и, узнав, что я еще не нюхал пороха и моложе их на два-три года, решили взять шефство надо мной.
На следующий день после вселения в общежитие мы впятером пошли в хозяйственный магазин, купили тарелки, кружки, кастрюли и, возвращаясь, в киоске «Союзпечати» приобрели плакаты с ласково улыбавшимся Лениным и бородатым, с нахмуренными бровями Карлом Марксом. Ленина «повесили» над столом, для «немца» свободного места там не нашлось, и я прибил портрет гвоздиками у себя над кроватью.
Через месяц Ленина «сняли». Саня стыдливо свернул плакат в трубочку, аккуратно обвязал ниткой и убрал в темный угол встроенного в стену шкафа. Маркс «продержался» над кроватью полгода, покуда его бороду и усы после успешно сданного экзамена по истории партии не истыкали вилками и ножами, и портрет закончил свое существование в мусорном ведре.
По ночам, иногда до трёх-четырех часов утра, в комнате не смолкали разговоры. За стеной устало бренчала гитара, горсточка звезд блуждала под конвоем серых облаков за окном. Кривецкий рассказывал о том, как в Севастополе живет его отец – морской офицер. Саша вспоминал свою армейскую службу, Бражкин вздыхал, и мы знали, что он думает о матери, которая иногда приезжала к нему с полными сумками продуктов. Киршин чаще всего молчал, он редко ночевал «дома», где-то пропадал со своими давними друзьями из Перми.
Всё было хорошо, но я вдруг загрустил, и рядом с тогда еще висевшим на месте портретом духовного наставника пролетариата появилась вырезка из журнала с синеглазой тоненькой девушкой с рыжими вьющимися волосами. Иногда пропуская занятия, я сидел до обеда в одиночестве за столом, писал стихи на тетрадных листках, а потом комкал их и бросал в мусорную корзину.
– Тебе нужна боевая подруга, – как-то вечером задумчиво сказал Саша. – Если ты сам не найдешь подходящую – мы позаботимся…
– Еще чего?! – возмутился я.
– Да вы лучше мне найдите, – ухмыльнулся Бражкин. – Он – парень видный, зачем ему помощники?
– Мужики! Тут вопрос тонкий, – вставил Кривецкий. – Ему не нужна какая-нибудь... А вот такая, как там, на картинке, мечта-синеглазка…
И он был прав. Как-то в начале зимы, в ясный, погожий день, я ездил с ним в Кунгур, где в двухкомнатной квартире жила его мать. И по дороге от автовокзала на перекрестке заметил девушку, синие глаза которой таинственно блеснули из-под пушистой кроличьей шапочки.
– Ты видел ее глаза?! – ошарашено спросил я Васю.
– Чьи?
– Девушки! Они были синие и переливались, как струи воды в солнечных лучах!
– Синие и переливались?! Так давай познакомимся с ней!
Мы повернулись, но на улице уже никого не было.
– Завтра придем сюда и будем ее искать, – решил Вася. И мы действительно ее искали.
– Эта? – спрашивал друг, увидев какую-нибудь симпатичную девушку в головном уборе из кроличьего меха.
– Нет! Глаза обыкновенные. А у той… Таких я еще не видел.
Два дня я пробыл в Кунгуре, за два дня видел десятки синих глаз, но то были совсем не те, что так меня поразили.
…Хлопнула дверь, по комнате прокатились волны холодного воздуха. Ребята шумно разделись и затем трое из них присели ко мне на койку, и Саша сообщил:
– Слушай, Гена! У нас для тебя новость! Мы сегодня «рыжую» с твоей картинки видели!
И только тут я увидел: у окна, в лучах солнца, стояла девушка, почти как две капли воды похожая на ту, что неизвестный художник изобразил на картинке, висевшей у меня над кроватью.
– Бывают же чудеса на свете, – проговорил я и несмелым шагом приблизился к ней.
Она посмотрела на меня, и синь ее глаз оказалась еще более яркой, чем у ее копии на журнальной картинке.
– Вы тоже на мехмате учитесь? – спросила синеглазка. – Что-то раньше я вас не видела.
– Я... на юридическом... а у вас глаза синие и волосы рыжие, и фигура, и рост – всё соответствует…
– Чему соответствует? Вы что, сейчас извлекали корень?
– Да, корень поразительной схожести…
– О таких корнях я не слышала, – нахмурилась девушка. – Но если вы хотите со мной познакомиться, пожалуйста. Я сегодня после занятий свободна и разрешаю вам меня проводить.
Я кивнул, и у меня возникло сильное желание потрясти головой, чтобы проверить, не снится ли мне всё это. Синеглазку звали Светой, она жила в Мотовилихе. После занятий я терпеливо ее дожидался у входа в здание, где учились наши университетские «математики». Она вышла в пальто с огненным лисьим воротником и в розовой шапочке, как принцесса, в сопровождении свиты – группы ребят, которые проводили «ее высочество» до моей особы.
– Ты того… – сказал мне один из «придворных». – Сегодня проводи ее, раз уж Света так решила...
До Мотовилихи мы добирались на автобусе. Я сидел рядом с ней, ощущая, что начинаю влюбляться в это строгое создание, как будто состоящее из математических формул и цифр. Потом мы долго шли по хрустящему снегу, и я, глядя на выбивающиеся из-под шапочки рыжие локоны, повествовал ей о своей привязанности к степным просторам.
– Ты, наверное, читала повесть Чехова «Степь»? Не читала! Ну, не важно… Так вот Чехов, как мне представляется, обожал степь, и она в его повести напоминает молодую, прекрасную, рыжую, с горячими алыми губами женщину. Я десять лет прожил рядом со степью. И с тех пор я ее обожаю… Степь очень красива весной, а летом, казалось бы, всё время в одном цвете… Но в этой рыжей ее однотонности есть что-то особенно притягивающее и волнующее… Вот ты прекрасна, как степь утром, когда небо синее-синее…
– Я – рыжая степь? – она сердито посмотрела на меня. – Это я-то, степь?!
– А что тут плохого? Хочешь, я тебя поцелую, как степняк целует свою возлюбленную?
– Нет! – отчеканило «ее высочество». – Я на первом свидании с мальчиками не целуюсь. И со степью меня больше не сравнивай, мне это не нравится!
Я довел ее до дома – пятиэтажной коробки – и уехал в общежитие. Еще два раза мы с ней встречались. До поцелуев дело так и не дошло. Со степью я ее больше не сравнивал. Мы разговаривали о вещах самых обыденных и для меня неинтересных, и моя влюбленность, несмотря на ядреные уральские морозы, начала таять и исчезла вместе с журнальной фотографией, которую я снял со стены.
Генрих Дик, Эрлингхаузен
 
Книги Генриха (Геннадия) Дика можно приобрести:
Die fremde Braut, ISBN 978-3-936850-94-9
Der rote Ahorn, ISBN 978-3-936850-42-9
Die zweite Autobahn, ISBN 978-3-936850-52-6
Книги на русском языке можно заказать у автора по тел.: 05202-9186266.
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: 05251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!

Наши партнёры