Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Рубрика газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
История любви
 
Софья Толстая (в девичестве Берс, 1844-1919) – жена великого писателя Льва Толстого (1828-1910). Они поженились в сентябре 1862 г. и прожили вместе 48 лет. От этого брака родилось девять сыновей и четыре дочери, пятеро из тринадцати умерли в детстве.
 
Юная графиня
Соня Берс была дочерью лейб-медика Московской дворцовой конторы, действительного статского советника Андрея Берса, происходившего по отцу из немецких дворян. Её мать, Любовь Иславина-Берс, − из зажиточной купеческой семьи. У девочки рано проявились творческие дарования – она сочиняла сказки, пыталась даже писать статьи на литературные темы.
Семья Берсов летом отдыхала на даче у родственников, в селе Ивицы. Немолодой уже граф Лев Толстой, живший неподалёку − в Ясной Поляне, обратил внимание на дочерей Берсов. Сначала заинтересовался старшей, Лизой. Затем увлекся средней – уж очень мило она танцевала, совсем ещё девочка. Граф твердил себе, что Соня − ребенок, но «вино ее прелести ударило ему в голову». Так он позже описал свои чувства в романе «Война и мир», в эпизоде, когда князь Андрей Болконский танцует с юной Наташей Ростовой. Внешне Наташа была списана с Сони Берс: худенькая, большеротая, некрасивая, но совершенно неотразимая в сиянии юности.
Граф посватался к Берсам, выбрав-таки Соню. Восемнадцатилетняя девушка ответила согласием. Графу Толстому, тогда уже известному писателю, было 34 года. Интересно, что перед женитьбой он откровенно рассказал ей о своих прежних мужских похождениях и карточных увлечениях. Наверное, нелегко было Соне выслушать это.
 
Каждая ссора оставляет надрез
Софья Толстая вела дневники. «Вообще меня поражала простота и даже бедность обстановки Ясной Поляны, − писала она. − Пока не привезли моего приданого серебра, ели простыми железными вилками и старыми истыканными серебряными, очень древними ложками. Спал Лев Николаевич на грязной сафьяновой подушке, без наволоки. И это я изгнала. Ситцевое ватное одеяло Льва Николаевича было заменено моим приданым, шелковым, под которое, к удивлению Льва Николаевича, подшивали тонкую простыню. Просьба моя о ванне тоже была удовлетворена».
Вскоре после замужества Софьи в Ясную Поляну приехали гости − отец и дочь Каменские, не знавшие о женитьбе Толстого. Дочь, статная красавица, была поражена: «Как, Лев Николаевич! Эта девочка − ваша жена?!» Невысокая, худенькая «девочка» окунулась в жизнь имения, и сумела поставить себя.
Некоторое время в жизни писателя был светлый период. Он по-настоящему был счастлив с Соней, очаровавшей его не только юной грациозностью, но и жизненной практичностью, искренним вниманием к его литературному творчеству. Постепенно улучшилось материальное благосостояние, к Толстому пришла всероссийская и всемирная слава. Софья стала его помощницей во всех делах: по нескольку раз переписывала набело его черновики.
Однако очень скоро счастье омрачилось мелкими размолвками, мимолётными ссорами, взаимным непониманием, которое с годами лишь усугублялось. Из дневников Софьи мы узнаем: «Лев Николаевич мне высказал мудрую мысль по поводу наших ссор, которую я помнила всю нашу жизнь и другим часто сообщала. Он сравнивал двух супругов с двумя половинками листа белой бумаги. Начни сверху их надрывать или надрезать, еще, еще... и две половинки разъединятся совсем. Так и при ссорах, каждая ссора делает этот надрез в чистых и цельных, хороших отношениях супругов. Надо беречь эти отношения и не давать разрываться. Трудно мне было обуздать себя, я была вспыльчива, ревнива, страстна. Сколько раз после вспышки я приходила к Льву Николаевичу, целовала его руки, плакала и просила прощения.
В его характере этой черты не было, − продолжает она в дневнике. − Гордый и знающий себе цену, он, кажется, во всей своей жизни сказал мне только раз „прости“, но часто даже просто не пожалеет меня, когда почему-нибудь обидел меня или замучил какой-нибудь работой. Странно, что он даже не поощрял меня никогда ни в чем, не похвалил никогда ни за что. В молодости это вызывало во мне убеждение, что я такое ничтожество, неумелое, глупое создание, что я всё делаю дурно. С годами это огорчало меня, к старости же я осудила мужа за это отношение. Это подавляло во мне все способности, часто меня заставляло падать духом и терять энергию жизни».
 
Одиночество вдвоем
Наблюдательная, не лишенная литературных способностей, Софья могла кратко нарисовать картину своей жизни, подметить черты характера мужа-писателя: «Он, кажущийся таким необычайно тонким психологом, часто совсем не знает людей…» Лев Николаевич не верил ей и продолжал видеть в людях то, что однажды создало его воображение.
Жизнь в Ясной Поляне постепенно установилась таким образом: «Утром я с работой сижу внизу, в кабинете Льва Николаевича, молча, он пишет, потом идет гулять или по хозяйству. Когда же я не могла гулять, тогда я дома рисовала, читала или играла на фортепиано», − писала Софья Андреевна.
При переписывании его произведений ей было порой жалко вычеркнутых мест. «Иногда восстановлялось вычеркнутое, и я радовалась, − признавалась она. − Бывало, так вникаешь всей душой в то, что переписываешь, так сживаешься со всеми лицами, что начинаешь сама чувствовать, как сделать еще лучше: например, сократить слишком длинный период; поставить для большей яркости иные знаки препинания».
Роман «Анна Каренина» − две с половиной тысячи листов − шедевр, который в художественном отношении не имеет себе равных в мировой литературе. Одним из первых об этом написал Федор Достоевский. Роман во многом автобиографичен: Константин Левин − это сам Лев Толстой, прототипом Кити послужила Софья, многие эпизоды ее жизни вошли в роман.
 
«План опрощения»
Детей Софья Андреевна воспитывала сама, без нянек и гувернанток. Обшивала, учила чтению, игре на фортепиано. Пытаясь соответствовать идеалу жены, о котором Толстой ей не раз рассказывал, графиня принимала у себя крестьян, разрешала споры, открыла в Ясной Поляне лечебницу, где сама осматривала страждущих и помогала, насколько ей хватало знаний и умения.
В 1867 г. Софья Андреевна отметила в дневнике: «Описание моей жизни делается все менее и менее интересно, так сводится всё к одному и тому же: роды, беременность, кормление, дети... Но так и было: сама жизнь делалась всё более замкнутой, без событий, без участия в жизни общественной, без художеств и без всяких перемен и веселья. Таковою ее устроил и строго соблюдал Лев Николаевич».
А сам Толстой жил в мире мысли, творчества, и вполне удовлетворялся этим миром, возвращаясь в семью лишь для кратковременного отдыха. В одной из своих записных книжек он пишет: «Поэт лучшее своей жизни отнимает у жизни и кладет в свое сочинение. Оттого сочинение его прекрасно, а жизнь дурна». Но жизнь писателя была наполнена не только творчеством, но и семьей, радостью рождения детей, за развитием которых он наблюдал.
Своей семье Лев Толстой предложил «план жизни», согласно которому часть дохода нужно было отдавать на бедных и содержание школы, а образ жизни графской семьи (пища, одежда) значительно упростить, причем продать и раздать «всё лишнее», в том числе фортепьяно жены, мебель, экипажи. Это он называл «опрощением». Толстой надеялся, что жена разделит не только его материальную, но и духовную жизнь, философские воззрения.
Софью такой план явно не устраивал, у них вспыхнул серьёзный конфликт. Впервые крупно поссорившись с женой, Толстой ушёл из дома, а вернувшись, уже не доверял ей рукописи − теперь обязанность переписывать черновики легла на дочерей, к которым жена, кстати, очень ревновала. Подкосила её и смерть последнего ребёнка, Вани, родившегося в 1888-м; мальчик не дожил и до семи лет.
 
От любви меркнет Божий мир
После смерти Ванечки Софья Андреевна взбунтовалась: вдруг накупила себе нарядных платьев и модных шляпок, стала ездить в Москву на концерты и брать у друга семьи, композитора и пианиста Сергея Танеева, уроки музыки. Общество Танеева, его игра утешали ее в первые месяцы после похорон ребенка. А к концу весны стало ясно, что Софья влюблена в Танеева.
Лев Николаевич мучительно ревновал жену, думал то о полном разрыве с ней, то даже о самоубийстве, ибо не мог вынести мысли, что она отдается другому. Но, наверное, настоящей бедой для Софьи стало то, что единственным, не понимающим сути всего происходящего, оставался сам Танеев. Он продолжал думать, что всего лишь по-дружески утешает женщину в ее тяжелом горе.
Любовниками они так и не стали. И умирая, Софья Андреевна скажет своей старшей дочери Татьяне: «Я вышла замуж восемнадцати лет... любила я одного твоего отца. Я тебе перед смертью скажу: не было рукопожатия, которого не могло быть при всех».
Рукопожатия не было, а чувства − были. Поделиться ими Софья могла только с дневником: «Знаю я это именно болезненное чувство, когда от любви не освещается, а меркнет Божий мир, когда это дурно, нельзя − а изменить нет сил». Влюбленность Софьи Толстой в Сергея Танеева продолжалась несколько лет, то ослабевая, то вспыхивая с новой силой.
 
Люблю – но не люблю
В 1892 г. Лев Толстой подписал раздельный акт и передал жене и детям всю недвижимость, не желая быть собственником. Тем не менее, в последние годы его жизни взаимные подозрения и обиды переросли почти в маниакальную одержимость: Софья Андреевна перечитывала дневники Толстого, отыскивая в них плохое, что он писал о ней, а он ругал жену за подозрительность.
Последняя, роковая ссора произошла в ночь с 27 на 28 октября 1910 г. Толстой ушёл из дома, оставив Софье Андреевне прощальное письмо: «Не думай, что я уехал, потому что не люблю тебя. Я люблю тебя и жалею от всей души, но не могу поступить иначе, чем поступаю». По рассказам домашних, прочитав записку, Софья Толстая бросилась топиться − её чудом удалось вытащить из пруда.
Вскоре пришла информация, что граф, простудившись, умирает от воспаления лёгких на станции Астапово − дети и жена, которую он даже тогда не захотел видеть, приехали к больному в домик станционного смотрителя. Последняя встреча Льва Николаевича и Софьи Андреевны произошла перед самой смертью писателя, которого не стало седьмого ноября 1910 г.
Софья Толстая умерла четвертого ноября 1919-го, похоронена на фамильном кладбище Толстых около Николо-Кочаковской церкви, в двух километрах от Ясной Поляны. Дочь Татьяна писала: «Мать моя пережила отца на девять лет. Она умерла, окруженная детьми и внуками. Она сознавала, что умирает. Покорно ждала смерти и приняла ее смиренно».
 
Продолжение – в детях и внуках
Старший сын, Сергей Толстой, единственный из всех переживших Октябрьскую революцию детей писателя, кто не эмигрировал, был профессором Московской консерватории. Кавалер ордена Трудового Красного Знамени. Известен как автор музыкальных произведений, писал романсы на стихи Пушкина, Фета, Тютчева. Один из учредителей Музея Л.Н.Толстого в Москве.
Старшая дочь, Татьяна Сухотина-Толстая, последовательница учения Толстого, вышла замуж за уездного предводителя дворянства Михаила Сухотина. В 1925 г. вместе с дочерью уехала в Париж. Ее дочь, Татьяна Сухотина-Альбертини, автор нескольких книг воспоминаний («Моя мать», «Моя бабушка», «Толстой и детство»).
Сын Илья Львович работал служащим банка, чиновником. В 1916 г. уехал в США, зарабатывал на жизнь чтением лекций о творчестве отца.
Одним из самых талантливых в семье был Лев Львович, писатель и скульптор. С 1918 г. жил во Франции, Италии, Швеции. Его сочинения переведены на многие европейские языки.
Дочь, Александра Львовна, посвятила свою жизнь отцу. Освоила стенографию, машинопись, выполняла секретарскую работу. По завещанию Л.Толстого, получила авторские права на литературное наследие отца. В 1920 г. была арестована ВЧК по делу «Тактического центра» и приговорена к трем годам заключения. Благодаря ходатайству крестьян Ясной Поляны, ее освободили досрочно, она вернулась в родную усадьбу. После соответствующего декрета ВЦИК стала хранителем музея. Но в 1929-м покинула Советский Союз, уехав в Японию, затем в США. Выступала с лекциями об отце, помогала русским эмигрантам обосноваться в США. Скончалась в сентябре 1979 г. в штате Нью-Йорк, в возрасте 95 лет, последней из всех детей Л.Толстого.
В 2010 г. в мире насчитывалось более 350 потомков Л.Толстого, включая как ныне живущих, так и умерших, живших в 25 странах. С 2000 г., раз в два года, в Ясной Поляне проходят встречи потомков великого писателя.
Валентина Томашевская-Арндт, Бад-Зальцуфлен
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в нашу новую рубрику «Доска объявлений» и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Add comment

Наши партнёры