Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 35 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: redaktion@neue-semljaki.de

Рубрика газеты "НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ" -
Проза

НЕНУЖНЫЕ

 

В начале декабря в подъезде появились новые жильцы. Об их появлении соседи узнали случайно, когда начали изредка замечать, как они покидают подъезд или, наоборот, пытаются незаметно проникнуть в своё новое жилище.

 

Новые жильцы

Пара была почти не заметной. Они никогда не шумели и никому не мешали. Поэтому все десять семей, живущие в подъезде, со временем привыкли к новым соседям, обосновавшимся на чердаке. А они, серый кот и рыженькая кошка, может, и не задержались бы надолго, если бы их втихаря не подкармливал Григорий.

Наверное, они немало повидали на своём кошачьем веку, потому что людей сторонились, еду из рук не брали. Поэтому Гришка, который жил с женой на последнем этаже, прямо перед входом на чердак, оставлял им еду на ступенях. Гришка трепетно относился к несчастным животинкам. Чуть ли не кланяясь, клал им лакомки на ступени и осторожно отходил, наблюдая, как кот, которому он дал кличку Дымок, хватает еду и исчезает в темноте чердака.

На чердак уже никто давно не заходил. Делать там было нечего. В подвале у всех соседей были обустроены кладовки. А на чердаке постоянно тянуло холодом. В октябре там градом расколотило стекло и побило всю крышу. Починить пока не успели. Да и кому это надо?

Вот так Григорий втихаря ухаживал за котами. Взять их к себе не мог. Жена воспротивится. У неё и так забот хватает. А Гришка из дома выходил редко. Инсульт сломил великана, который всю жизнь провёл на стройке. Теперь всё ему давалось с трудом. Многому пришлось учиться заново − и ходить, и говорить. До сих пор, когда он сильно волновался, речь его становилась бессвязной, похожей на мычание. Ходить он научился, но левая нога иногда не хотела слушаться. Поэтому Гришка ходил, опираясь на палочку. Он ещё не был старым, но инсульт и последующие годы страданий и изоляции оставили на лице мужчины свои следы.

Тем временем Гришкина жена Ида успешно лезла вверх по карьерной лестнице. Несколько лет назад добилась должности генерального директора фирмы. Вот так распоряжается жизнь: кто-то получает долгожданную должность, а кто-то − инсульт.

Однако, несмотря на все трудности, Ида не покинула мужа. Но в последние годы не забывала ему регулярно об этом напоминать. Впрочем, Григорий никогда ей не перечил. Просто физически не был в состоянии вступать с ней в словесную битву. Когда она лютовала, он молча смотрел на неё, стараясь разглядеть в этой женщине ту молодую и весёлую Иду, в которую был когда-то влюблён. Сейчас жена напоминала ему Мерил Стрип в фильме «Дьявол носит Прада» (да, и такие фильмы посмотришь, когда постоянно сидишь дома).

И в то же время он гордился женой: Ида не позволила судьбе сломить себя, сломить его, их семью, не стала надеяться на добрых людей, на государство, ни на кого! Всего добилась сама, обустроила их квартиру, приспособила всё для Григория. Вообще-то она грезила переездом в Москву, куда-нибудь поцентральней! Но тут Гришка нашёл в себе силы воспротивиться. Сердце не позволяло ему продать родительскую квартиру. 
Ида рвала и метала, упрекала его в неблагодарности и во всех смертных грехах. Напоминала ему о том, что его родители вот уже двадцать лет живут в деревне и им «жуть как пофиг на эту квартиру». «Но разве здесь всё было так плохо?» − думал Гришка. Он вырос в этом районе и не собирался его покидать.

Погостив летом у родителей в деревне, Гришка заикнулся о том, что на старости лет поедет туда жить. Услышав это, Ида разъярилась так, что начала даже грозить разводом. Она демонстративно, уже десять лет, не ездила к свёкрам. Григорий не понимал её отвращения к деревне и яростную любовь к Москве. Он мечтал о летней рыбалке, сенокосе и запечённой в костре картошке...

И вот, то ли пожалев мужа-инвалида, то ли устав от распрей, Ида сдалась и… затеяла ремонт. Откуда ни возьмись, завалились какие-то дизайнеры, архитекторы... Григорий молча таскался за женой по квартире, слушал непонятные речи, рассматривал фотографии в журналах, планы − и мычал в ответ. Он знал, его мнение Иду мало интересует, она всё равно сделает всё по своему. Через две недели у него уже болела голова от бесконечных восторженных воплей этих павлинов.

Когда дизайнеры наконец-то вымелись из его квартиры, пришли мужики-строители. И Григорий расцвел! Утром он не мог дождаться их прихода, старался не мешать им. Перед обедом находил в себе силы и волокся в ближайший магазин. Покупал там продукты на обед и с такой же детской радостью тащился обратно. Повар он был не великий, но мог сварить картошку, пельмени. Мужики-работяги радовались такому хозяину, ибо знакомство c Идой заставило некоторых из них задуматься об увольнении.

Гришка усаживал работников за стол, обслуживал их, таская за собой непослушную ногу. Мужики искренне благодарили его и называли «папашей». После обеда он просил их попить с ним чай, не скупился и на что покрепче, рассказывая им о своей жизни инженера-строителя, о том, как он со своими «пацанами» отстраивал район.

Ида ничего не знала об этих посиделках и иногда спрашивала Григория, исправно ли работают «мужланы». Григорий клялся, что всё идёт исправным путём, а сам был готов выложить свою инвалидную пенсию, лишь бы ремонт длился вечно.

Но когда ремонт наконец закончился, Ида пригласила своих коллег встретить с ними Новый год. Гришка только горько вздохнул, и этот вздох ему дорого обошёлся. Всю неделю Ида устраивала скандалы, рыдала, упрекала Григория в том, что он испортил ей жизнь. А Гришка мычал в ответ и растирал левую руку, которая в последнее время всё чаще, ни с того ни с сего, немела. 
Григорий подумывал о том, чтобы уехать на Новый год в деревню к родителям. Но сам он туда не доберется. На поезде опасно, на машине нельзя. Их старшая дочь жила в Петрозаводске − она бы прилетела, чтобы помочь. Но Гришка не хотел быть обузой. Средний сын жил с семьёй в Москве, но и его Гришка решил не напрягать в предновогодние будни. Младший сын уехал с друзьями отдыхать. Эх, значит, придётся справлять Новый год с павлинами... Гришке стало ужасно грустно, ему вдруг захотелось, чтобы дети снова стали маленькими и вернулись домой. Но время беспощадно.

Старшая дочь вышла замуж по любви и уехала в Петрозаводск. Ида не могла понять, как молодая и перспективная женщина может «променять Москву на Петрозаводск»! До последней минуты она надеялась, что дочь «одумается», и за ее «испорченную жизнь» люто возненавидела зятя. А дочь жила своей счастливой жизнью и на все упрёки матери только блаженно улыбалась, чем ужасно бесила Иду.

Средний сын − любимчик Иды, всё сделал, как надо: женился на москвичке, переехал в столицу и работал, как и мать, целыми сутками. А вот младший сын после школы заявил, что мечтает стать ветеринаром и уехать в деревню, к бабушке и дедушке. Григорий поддержал сына. Правильно, там нет ветеринара! Ида чуть умом не тронулась, упрекала Григория в бестолковости, идиотизме. Потом прорыдала ещё месяц − и пустила всю свою ярость на реализацию нового проекта.

 

Новый год

Накануне праздника Ида металась по квартире с рыданиями. Гришка молча пил чай на кухне и, периодически мыча, поддакивал разъярённой жене: квартира убогая, район криминальный, соседи позорные... Потом Ида улетела в салон красоты, а Гришка смог немного передохнуть. Когда жена примчалась обратно, рыдания продолжились на кухне: причёска не та, маникюр не удался, платье не нравится, и опять же, квартира убогая, не центр Москвы!

Гришка молча резал картошку на салат. Ему хотелось обломить Иде все ногти, растрепать ей волосы и умыть её – короче, превратить в нормальную женщину. Но под вечер он уже еле таскал за собой ноги.

В семь вечера жену как будто переключили на другой канал. Она засияла, наложила свою прекраснейшую улыбку и зачирикала. А как же, ведь в дом начали заваливать павлины!

Гришке становилось всё хуже и хуже. Ему казалось, что в его квартиру одновременно нагрянули Басков, Боря Моисеев, Киркоров и Галкин с Пугачёвой. А ещё Лолиту с собой прихватили! Все в ярких нарядах и на самой громкости, ржали, как кони, хрястали бокалами, трясли Григория за плечо... Вино, коньяк и водка лились рекой.

Гришка вышел за дверь − и тут же встретился глазами с Дымком. Тот замер и пригнулся к земле. Григорий сделал шаг вперёд. Кот зашипел и сиганул наверх. Вцепившись в перила, Григорий потащился за котом на чердак. Открыв дверь, вздрогнул. Потянуло ледяным холодом. Гришка нащупал выключатель: ого, здесь и вправду ещё есть свет! Лампочка тускловата, но всё же не совсем «выколи глаз». Он поёжился и огляделся. Дымка нигде не было видно. Спрятался, наверное. И тут в углу он услышал шорох − последовал на звук и увидел, как из-под старого ящика выглядывает кошка. Осторожно приподнял ящик, и Мурка, так он окрестил рыженькую, жалобно замяукала.

Откуда ни возьмись взялся Дымок, злобно зашипел на Григория. Гришка наклонился и обмер: рядом с Муркой лежали два маленьких комочка и тыкались в её пушистый живот своими несмышлёными мордашками. Сердце Григория сжалось. Он опустил ящик и побрёл обратно в квартиру.

Дома взял из прихожей свой пуховик, прихватил любимый плед. На кухне сложил в миску котлеты, картошку, остатки салатов. Запихнул в карман бутылку воды, не удержался и от шампанского. Эх, Новый год всё-таки!

Уже в дверях его засекла Ида. Страшно выпучив глаза, она зашипела: «Ты чё, совсем рехнулся?! Ты куда?!» Гришка выпрямился во весь рост − мужчина-великан. Ида невольно попятилась назад. «Я иду встречать Новый год в нормальном мире!» − прогремел он и распахнул дверь. Но прежде чем выйти, обернулся и гаркнул: «И не смей за мной следовать!»

 

На чердаке

Сначала он потрудился над выбитым окном. Сверху валялись старые картонки, коробки, ящики. Гришка почувствовал прилив сил. Инженер он или нет? Пока трудился, не заметил, что Дымок наблюдает за ним.

После успешного завершения работ Григорий приблизился к старому ящику. Мурка опять жалобно затянула свою кошачью песню. Григорий выложил на крышку миску с едой. Дымок и Мурка осторожно приблизились и, всё ещё недоверчиво поглядывая на Гришку, принялись громко чавкать. Гришка осторожно погладил их. Потом расстелил свой плед в углу, где не дуло, и подвинул туда ящик. Мурка и Дымок крутились вокруг него, опасаясь за своих котят.

А стрелки на часах двигались всё быстрей. В подъезде слышались песни, тосты, крики, даже ругань и разборки. На первом этаже ругались молодожёны. Старая бабушка из пятой квартиры молча утирала слёзы, стоя у окна в полном одиночестве. Никто из детей и внуков не приехал её поздравить. Кто-то праздновал с размахом, у кого-то на столе было пусто. А у кого-то было пусто в душе. Где-то рождалась новая жизнь, где-то её губили.

А на чердаке, прислонившись к стене, сидел счастливый великан Григорий. На его животе, в тепле − под пуховиком и пледом, мирно сопела Мурка, свернувшись в клубочек, пригрев своих котят. Дымок сидел рядом с Гришкой, преданно смотрел ему в глаза и был больше похож на сторожевую собаку, чем на кота. Своей огромной ручищей Григорий притянул к себе пушистого. Тот сначала сопротивлялся, но потом сдался и замурчал, тыкаясь мордой в руку Григория, тёрся об его пуховик, не зная, как выразить свою кошачью благодарность.

Били куранты. Взрывались новогодние петарды. А на чердаке мирно спал Григорий, безгранично счастливый оттого, что оказался нужен своей пушистой семье. А для кошачьего семейства − Дымка, Мурки и их несмышлёнышей – Гришка был целой Вселенной.

Катарина Мартин-Виролайнен, Эппинген

Фото автора

ИЩЕМ ДРУГ ДРУГА –

это новая рубрика газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ»

Наши подписчики могут присылать свои заявки о поиске, которые будут опубликованы без всякой дополнительной платы. По возможности, пришлите фото разыскиваемого вами человека, расскажите о нем и о себе, сообщите информацию, которая может помочь в поиске. Ваш номер телефона, мейл и адрес в газете указаны не будут.

Одновременно мы открыли новую рубрику «ОДИНОКИЕ СЕРДЦА», в которой будем публиковать ваши письма и заявки о желании познакомиться для серьезных отношений.

Ваши письма, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.