Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Раздел газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи

ЕКАТЕРИНЕНШТАДТ

Родители моего отца, как и родители матери, - уроженцы города на Волге в Саратовской области, который ныне зовётся Марксом.

Город, расположенный на левом берегу, в пятидесяти километрах выше Саратова, был заложен в 1766 г. переселенцами из Германии и назван в честь императрицы Екатерины II Екатериненштадтом; имел он и второе название – Баронск, в честь его основателя барона Кано де Борегарда. Стоит город на высоком берегу, типичном скорее для правобережья Волги, чем для левой, или, как принято было говорить раньше, луговой стороны. После строительства Сталинградской ГЭС Волга ниже Маркса стала много шире, чем была в своём естественном состоянии, затопила все луга, низины, русла притоков, вошла во многие овраги. А вот в районе Маркса она изменилась значительно меньше, да и выше - не очень.
Екатериненштадт стал официально называться городом в 1918 г. До этого он числился селом, хотя, как справедливо отметил саратовский учёный С.Терёхин, исследователь архитектуры немецкого Поволжья, такие сёла, как Екатериненштадт, Бальцер, Гримм, Франк, Зельман, Норка, Мариенталь уже во второй половине XIX века были скорее небольшими городами, чем сёлами. Они имели собственные кирпичные заводы, на которых производили хорошего качества кирпич, к тому же не только прямоугольный, но и фигурный, не только красный, но и синеватого и зеленоватого оттенков. Это позволяло возводить там основательные здания, к тому же с претензией на собственный стиль, с присущими только ему архитектурными и эстетическими особенностями. Зримое присутствие этого стиля проявлялось не только в немецких населённых пунктах, но и в соседних русских городах: Камышине, Царицыне, Вольске, Аткарске, Николаевске, не говоря уже о Саратове и Покровске.
Центры этих сёл-городов с обязательной церковью, прицерковным сквером и площадью застраивались большей частью двухэтажными зданиями, административными и жилыми, там имелись ремесленные и промышленные предприятия, численность жителей в них на начало XX века составляла восемь-двенадцать тысяч человек. Но истории суждено было распорядиться так, что статус городов получили только Екатеринештадт и Бальцер, а остальные так и остались большими сёлами.
Екатериненштадт несколько раз переименовывали. В 1915 г., во время Первой мировой войны, когда в России искореняли немецкие названия и другую немецкую атрибутику, он стал называться Екатериноградом, оставаясь при этом, однако, ещё и Баронском. В 1918 г. он стал центром вновь созданной автономной области и вскоре был переименован в Марксштадт. В начале 1942-го, когда немцев уже выселили, стал просто Марксом и остаётся Марксом и поныне, несмотря на одиозность имени того деятеля, в честь которого был назван, и благополучно пережив известную кампанию по возвращению прежних названий.
Во второй половине XIX века, в годы детства и юности моих дедов, в Екатериненштадте было три церкви: лютеранская, католическая и православная, при каждой − приходская школа. Были также школы государственная, находившаяся под управлением министерства просвещения России, и центральная, превращенная в реальное училище, а ближе к смене веков были открыты мужская и женская гимназии.
В Екатериненштадте было много ремесленников: ткачей, кожевников, табачников, горчичников, каретников, фургонщиков, краснодеревщиков; было несколько мельниц, водяных и паровых. На берегу Волги стояли зернохранилища и амбары, имелись пассажирская пристань и грузовые причалы. В восьмидесятых годах XIX века предприниматель Шефер основал завод, ставший вскоре известным (по меркам того времени) предприятием, продукция которого пользовалась спросом (сеялки, косилки, веялки, плуги, бороны и различного назначения повозки).
Часть населения Екатериненштадта занималась земледелием, хотя поля многих землевладельцев находились на значительном удалении - до тридцати вёрст. Почти все жители имели приусадебное хозяйство: коров, лошадей, свиней, овец, коз, кур, индюков, сад и огород.
В 1871 г., при Александре II, была ликвидирована Саратовская контора иностранных поселенцев, административный орган управления немецкими колониями, при этом колонии были переданы в состав Саратовской (нагорная сторона) и Самарской (луговая сторона) губерний. Екатериненштадт оказался в Николаевском уезде Самарской губернии. Надо заметить, что если для колоний правобережья центром деловой и культурной жизни по-прежнему оставался Саратов, то на левом берегу таким центром всё больше и больше становился Екатериненштадт - при оставшемся общем тяготении всё-таки к Саратову, а не Самаре.
Население города было смешанным, немецким и русским, со значительным преобладанием немцев, которые в большинстве могли изъясняться не только по-немецки, но и по-русски. Но уровень владения русским языком, конечно, был разным. Например, все мои родственники по отцу и матери, кроме бабушки Анны, практически одинаково владели обоими языками. Но я полагаю, что они и им подобные были, скорее, исключением из правила, чем нормой.
Говорили екатериненштадтские немцы на диалекте, который Г.Дингес отнёс к восточному средненемецкому говору. Конечно, нельзя думать, что они до XX века в точности сохранили говор предков; несомненно, что за 150 лет он впитал в себя какие-то элементы и других диалектов, и даже русского языка. Но за это время претерпел он значительно меньшие изменения, чем немецкий язык в Германии. Не зря же немецкое Поволжье для германских лингвистов было диалектологическим заповедником, и они с большим интересом относились к работам поволжских исследователей-диалектологов, да и сами при возможности старались приехать на Волгу.
От современного литературного языка диалект имел существенное отличие. В нашем говоре не было характерного немецкого звука «pf», произносилось чистое «f» (Pferd/Ferd, pfeifen/feifen). Большинство звонких согласных оглушалось, а в начале слов - все без исключения (не du, а tu; не grau, а krau; не Balzer, а Palzer). Правда, в современном немецком такое тоже встретишь сплошь да рядом. Во многих словах вместо «b» звучало «w» (ich hawe вместо ich habe; Kawel вместо Gabel). Отсутствовал дифтонг «eu», вместо него был «ei» (heute/heit, deutsch/teitsch). Не было звука, передаваемого на письме «ü», было чистое «i», нередко долгое (Brüder/Brieder, müde/miet, Stück/Stick). Зачастую «о» в середине слова звучало как «ou» (Hof/Houf). Уменьшительный суффикс «chen» заменялся мягким «е» (Madchen/Matje). Кроме Екатериненштадта, на этом диалекте говорили ещё в трёх сёлах на левобережье Волги: Боаро, Урбахе и Иосте.
Роберт Ритчер
На фото: Евангелическо-лютеранская церковь на главной площади

Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте на нашу страницу в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Add comment

Наши партнёры