Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Разносхожие судьбы
 
Рубрика газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Немцы в мире
 
В Нью-Ульме (штат Миннесота) стоит копия памятника Герману, или Арминию. Вождь германских племен в девятом году нашей эры разбил со своими войсками, в битве в Тевтобургском лесу, римские легионы. Эта статуя меньше, чем ее колоссальный оригинал в Детмольде, возведенный в 1875 г., но все же это вторая по своим размерам, после Статуи Свободы, бронзовая скульптура в США.
 
«Времена не выбирают,
в них живут и умирают».
Александр Кушнер
 
Ни одна этническая группа эмигрантов не определила лицо США в той степени, в какой это сделали выходцы из немецкоязычной Европы. Семь миллионов немцев переселились в течение последних более чем трех веков из Европы в Новый Свет.
 
Небольшое отступление от темы
Около шестидесяти миллионов американцев считают себя ныне потомками немцев и составляют самую большую группу переселенцев – впереди афроамериканцев, латиноамериканцев, ирландцев, британцев, поляков, евреев и итальянцев. Однако внешне этот факт ни остальным миром, ни американским населением в целом, ни самими потомками немцев никак не осознается и ни в чем не проявляется, что можно было бы счесть странной аномалией, − мне же, немцу из России, кажется явлением вполне логичным и объяснимым. Поэтому позволю себе вначале небольшое отступление от темы.
В 1970-х годах в Сибири мне пришлось делить гостиничный номер с армянским музыкантом. В те годы в советских провинциальных гостиницах одноместных номеров практически не было, а в двухместный могли подселить кого угодно.
Было уже за полночь, и я засыпал, когда в дверь постучала дежурная и, впустив в номер незнакомого мне мужчину с чемоданом и виолончельным футляром, ворчливо сообщила: «Щас белье принесу».
Сон улетучился, я встал, зажег настольную лампу. Незнакомцу представился своим именем − Вальдемар. «Армен, − назвался тот и спросил: − Латыш?» − «Немец», − ответил я.
В среде музыкантов редко встречаются германофобы. Немецкая музыка для них как материнское молоко. Армянский музыкант был счастлив познакомиться с человеком с родины Баха. Но мне пришлось его разочаровать. О советских немцах он, однако, никогда не слышал, хотя мы оба и прожили почти полжизни в одной стране.
«А вы где живете?» − спросил он. «Да везде, от Камчатки до Бреста», − ответил я. «Как мы, армяне…» На это сравнение я никак не прореагировал, хотя и не посчитал его удачным: слишком сложная тема для столь позднего часа.
«А сколько вас?» – спросил Армен. «Два миллиона», − ответил я. «Два миллиона?!» − от удивления Армен опустился на край кровати. Посидев так некоторое время, он спросил с вдруг сильно проявившимся акцентом: «А почему вас не видно?»
В биографиях Александра Пушкина почти всегда упоминают, что его прадедом был сын эфиопского князя Ганнибал, но крайне редко вспоминают, что супругой Ганнибала, а следовательно, прабабкой поэта, была немка Христина-Регина фон Шербах. Сам Пушкин в автобиографии говорит об этом как бы мимоходом, более того − с насмешливой пренебрежительностью. Чувствуется, что этот факт его не слишком занимает.
Быть немцем в России – в этом не было ни малейшей экзотики. До 1914 г. сие было самым обыкновенным явлением российской жизни. Немцы присутствовали буквально во всех ее сферах, во всех слоях: от царских вельмож до простых ремесленников и крестьян. Тысячи предпринимателей, ученых, военных, людей художественных профессий устремлялись в Россию, чтобы найти применение своим талантам и природному усердию. Сохраняя поначалу в двух-трех поколениях германскую идентичность, что время от времени порождало разговоры о «немецком засилье», они, особенно в городах, в конце концов ассимилировались, стали частью российского народа. Именно их имеет в виду Александр Бенуа, когда пишет в своих воспоминаниях о «многочисленных немецких семьях, которые при всей скромности своего общественного положения образовывали как бы сам фундамент типичной петербургской культуры».
Церковный историк Глеб Рар однажды, когда я его назвал балтийским немцем (der Baltendeutsche), сказал мне, что правильнее было бы называть его балтийским русским (der Baltenrusse) и объяснил, в чем различие между этими понятиями: балтийский немец, рожденный в православии или перешедший в него, ощущает себя абсолютно русским. Он может помнить о своих германских корнях, но его новая религиозная идентичность полностью изменяет его самосознание.
После 1914 г. ситуация резко изменилась. В Первую мировую войну, в двадцатые и тридцатые годы, из российских, а затем советских городов немцы постепенно исчезли. Виной тому − германофобия в высших эшелонах власти и прессе, а также погромы, красный террор, систематические репрессии сталинской власти. Кому-то удалось, бросив все нажитое, эмигрировать, кто-то затаился, поменял фамилию, записался голландцем, шведом, русским, украинцем, переехал в другой город, старался «не высовываться».
Большинству оставшихся выжить не удалось. Именно в поздние двадцатые и тридцатые годы в Гулаге погибла большая часть российско-немецкой интеллигенции.
Немецкие земледельцы, колонисты продержались на Волге и Украине немного дольше. Они были нужны новой власти в качестве рабсилы. Но 1941 год смел и их, на треть умертвил, а остальных развеял по всей «шестой части света». Насильственная ассимиляция не привела, однако, к потере национального чувства у немцев России, наоборот, только обострила его. При первой же открывшейся возможности они завершили свою историю в России тотальным исходом.
 
Немцы-переселенцы в США
Немцам, переселявшимся в США, людям западных конфессий, было легче, чем немцам в России, усваивать местную культуру, в данном случае британскую, им во многом родственную, уже утвердившуюся в Новом Свете ко времени их прибытия. Сегодня они, даже если помнят о своих корнях, в гораздо меньшей степени «кровно ощущают» их или придают им значение, в отличие, скажем, от итальянцев и ирландцев, сохранивших и в Америке в значительной мере свою «самость». Так, на основе этнического самоощущения последних в США широко отмечается День Св. Патрика, ирландский праздник с шествиями, зелеными флагами и национальным фольклором.
Ничего подобного в среде потомков немцев представить невозможно. Даже Рождество Христово они празднуют по-американски: весело и шумно, в духе песенки «Джингл беллс» («Jingle bells»). Немецкие рождественские песни, торжественные и трепетно-религиозные − «O du fröhliche, o du selige», «Stille Nacht, heilige Nacht», «O, Tannenbaum» − они слышали лишь в джазовой интерпретации. Вряд ли большинство из них знает, что рождественская елка − старинный немецкий обычай, распространившийся на все страны мира, и этот обычай их предки привезли с собой на новую родину.
Как и другие американские эмигранты, немцы пытались поначалу сохранять свой язык и культуру, причем их даже упрекали за недостаточную интеграцию. Бенджамин Франклин, живший в Пенсильвании и хорошо знавший образ жизни тамошних немцев, количество которых увеличилось с двадцати тысяч в 1727 г. до двухсот тысяч к концу XVIII века, упрекал немцев за то, что они, мол, «варятся в своем соку», не стремятся к общению с соседями. Из-за нежелания говорить по-английски в Пенсильвании возник даже особый язык, смесь английского и немецкого (Pennsilvania Dutch).
 
Причины немецкой эмиграции
В XVIII – XIX веках волны немецкой эмиграции во все части света имели похожие причины: религиозные конфликты Тридцатилетней войны (1618-1648), приведшие к преследованию христианских религиозных меньшинств, обеднение населения как следствие войн и неурожаев.
У крестьянина, имевшего в Германии всего полгектара земли, появилась возможность приобрести в течение нескольких лет до 64 гектаров. Так, виноделы из Пфальца по фамилии Пресслер (Pressler), ставшие с годами Пресли (Presley), уехали за океан за лучшей жизнью и, хотя сами не очень разбогатели, породили через много поколений одного из самых известных сыновей своей новой родины.
Причиной эмиграции было и отсутствие политической перспективы. В XIX веке многие немецкие либералы перебрались в США, с их точки зрения – страну свободы. Так, в середине XIX века в Филадельфию прибыл Карл Шурц. Молодой человек принимал активное участие в революции 1848 года, и ему пришлось покинуть Германию по политическим мотивам.
Карл вступил в республиканскую партию и присоединился к тем, кто боролся за отмену рабства. Авраам Линкольн, заметивший политический талант Шурца, послал его в поездку по немецким колониям, чтобы агитировать их голосовать за его кандидатуру.
Окончание следует
Вальдемар Вебер, Аугсбург

Все фото см. в нашем аккаунте в Фейсбуке − www.facebook.com/NeueSemljaki/

Книги издательства WALDEMAR WEBER VERLAG (Verlag an der Wertach) О РОССИЙСКИХ НЕМЦАХ – ЛУЧШИЙ ПОДАРОК!
Приобрести книги Вы можете, позвонив
по тел.: 0 821- 419 04 31 или 0 821- 419 04 33, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
или по адресу: Waldemar-Weber-Verlag, Nordendorfer Weg 20; 86154 Augsburg
 
Вы хотите опубликовать в газете «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» Ваш рассказ, повесть, очерк, стихи?
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, вопросы, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Add comment

Наши партнёры