Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Раздел газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи

КАША С МАСЛОМ

После войны мы уже почти не голодали, родители теперь не делили еду по «норме», не резали хлеб маленькими кусочками, как это было всегда.

Хотя именно хлеб ещё долго оставался нормированным в нашей семье, и его часто очень не хватало. Хорошо запомнился первый «сытный» обед, когда родители усадили нас за стол и сказали, что с этого дня мы будем есть столько, сколько захотим. Только при одном условии: есть не спеша. Нам показали две большие кастрюли, в которых была сварена каша – в одной перловая, а в другой ячневая. Кроме того, тут же в пол-литровой банке было растительное масло. Это уже был деликатес! Раньше мы кашу ели без всяких жиров, только иногда - с рыбьим жиром.
Каждому в мисочку положили большую порцию каши и сказали, что будет добавка, если не хватит. Несмотря на то, что родители уговаривали нас не торопиться, мы, конечно, быстро справились с первой порцией. Вторую порцию ели не торопясь, и уже насытились, но, увидев, что каша ещё осталась, попросили и третью порцию.
Благоразумные родители отправили нас погулять, сказав, что и на ужин тоже будет «всего досыта». На улице нас уже поджидали соседские Колька и Мишка. Пока мы обедали, они несколько раз прошлись мимо наших окошек и были осведомлены о том, что у нас такой пир. На улице мы задирали свои рубахи и хвастались им своими сытыми животами.
Родители, глядя на эту картину из окна, жестами пригласили ребят в дом и тоже накормили всегда голодных наших товарищей. Этот первый сытный обед врезался в память даже мелкими деталями – как мы сидели за столом, какие были ложки и миски (тарелок у нас тогда ещё не было), как добры были к нам родители в тот день. Руководил столом папа, а мама, глядя на нас, то смеялась, то плакала.
Да, можно сказать, что мы перестали голодать, но об уровне нашего «благополучия» лучше судить из следующего примера. Как-то к нам зашел наш сосед, дядя Эрнст. Вера тогда была ещё совсем маленькая, забавный курносый пупсик. Дядя Эрнст взял её на руки, поиграл с ней и спросил, не хочется ли ей «чего-нибудь вкусненького». И она сказала: «Хочу молочка и булочку». Не конфетку, не шоколадку – молочка и булочку! Вожделенная мечта голодного ребенка, эталон счастья – молочко и булочка.
Белый хлеб, а тем более − булочка, были для нас тогда редким лакомством. Булочку могли купить имениннику на день рождения; к булочке покупалось и молоко. Своё молоко у нас появилось намного позже, когда наше хозяйство пополнилось козами (а коз ещё нужно было купить и вырастить). К этому времени у нас был свой огород около дома. Посажена была, в основном, картошка – главный продукт питания семьи, заменявший порой хлеб и остальные продукты. Случалось, что в доме не оставалось денег даже на соль и спички (на первых порах такие дни выпадали ежемесячно перед зарплатой отца).
Картошки мы старались высаживать как можно больше. Позднее появились свекла, морковь, лук, «питательные травки» (укроп, петрушка, салат). Уже намного позже у нас постоянно была небольшая клубничная грядка, и, если выдавалось тёплое лето, вырастала крупная, ароматная ягода. В то время никаких удобрений ещё не было; только с появлением подсобных хозяйств, появились и удобрения.
Семенной картошки часто было в обрез, поэтому при посадке её разрезали на несколько долей – обычно пополам или на три-четыре части, в зависимости от величины клубня. На каждой из этих частей оставались «глазки», иначе не будет ростка и картошка погибнет в земле. Позже, когда мы уже немного встали на ноги, на посадку родители покупали «сортовую» картошку. И были годы, когда на огороде вырастала крупная, с великолепными вкусовыми качествами картошка, которая хорошо хранилась в нашем подполье и никогда не чернела при варке.
Когда мы с братом подросли, работа на огороде стала целиком нашей заботой. Родители давали нам задание, мы его должны были выполнить, а они контролировали. Свободного времени у нас было немного. «Делу время, потехе – час» - эта пословица в нашей семье была воплощена в повседневную жизнь. Порой выполнить все задания было нелегко, иногда нас заставляли и переделывать - никакая небрежность, халатность не допускались. Нас родители никогда не наказывали физически, но наказания были строгими и по заслугам: за «грехи» нас обычно лишали удовольствия сходить на рыбалку, в лес или на карьеры купаться. Такие меры довольно скоро приучили нас делать всё добросовестно и сразу, не откладывая на завтра. Поощряли, в основном, тем же – отпускали пораньше погулять; никаких других вознаграждений мы и не ждали.
Веру редко привлекали к работе на земле. Нам с братом говорилось: «Помните, она девочка, ей нельзя заниматься такой тяжелой работой». Мы это понимали и не роптали, всегда с любовью относились к сестре. Впрочем, у неё были свои постоянные обязанности: мытьё посуды, уборка квартиры, а позже, когда мы обзавелись животными, уход за козами, курами, кроликами.
Первая живность – куры, около десяти штук во главе с петухом , в тёплое время года жили в стайке, а на период зимних холодов им отгораживали на кухне целый угол – деревянными рейками делали нечто вроде клетки. Одна стенка этого сооружения была съёмной – при уборке легко выдвигалась. Пол в курятнике посыпали сухими опилками. Внутри ставили длинный лоток-кормушку, миску с водой; на всю длину курятника был сделан насест. Конечно, это было неудобно – запах требовал ежедневной уборки. Зато у нас, хоть и не в изобилии, но круглогодично были куриные яйца.
Потом обзавелись козами – вначале купили одну молодую козочку, а через год был приплод, и долгие годы у нас постоянно были две козы, Зорька и Белка. А когда держали козла – всегда это был Борька. Это было большим подспорьем при скромной зарплате отца. Мама к тому времени уже не работала – пережитое военное лихолетье окончательно подорвало её здоровье. Врачи подтвердили у неё тяжелую степень сердечной недостаточности и определили вторую группу инвалидности. Поэтому ей вполне хватало хлопот по дому – одна только ручная стирка на всю семью отнимала много времени и
сил. Стиральных машин тогда и в помине не было; да если бы они и были, нам такая роскошь была не по карману.
А когда папа купил пару кроликов, у нас уже было полноценное подсобное хозяйство. Кролики очень плодовиты – года через два у нас было не менее пятидесяти крупных экземпляров. Кроме мяса, они давали ещё деньги. В первые годы были разномастные – серые, черные, белые; позже держали только белую масть – их шкурки ценились дороже других. Содержали кроликов «по науке» - папа постоянно что-то читал по кролиководству, экспериментировал с их разведением, правильным и полноценным кормлением. Летом нужно было ежедневно косить траву для кроликов. Эта работа не прекращалась никогда – и в дождь и в жару мы таскали траву большими корзинами, привозили на тележке, носили просто вязанками на веревках. Одновременно всё лето заготавливали корма для коз. Выполнить задание порой было нелегко, но мы с братом очень старались. Для нас сделали специальные косы – небольших размеров; ими заготавливать траву было удобнее и быстрее, чем серпами.
Отец научил нас бережно относиться ко всему живому, в том числе к растениям, никогда не позволял ломать деревья, срезать верхушки, а тем более рубить топором. С каждого кустика или деревца срезались только боковые ветви, и через год-другой это растение полностью восстанавливалось, становилось ещё пышнее - тогда снова можно было срезать очередную порцию ветвей.
Владимир Гаар

Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук (www.facebook.com/profile.php?id=100009643715615) или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.

Add comment

Наши партнёры