Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Публикуется в сокращении
Продолжение. Начало см.: «НЗ», № 7/2020
 
Раздел журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Литературное приложение
Рубрика –
Детектив
 
Мои мысли всё время возвращались в клинику. Всплывало в памяти лицо женщины – соседки погибшей: она будто хотела что-то сказать. И вспомнив ее взгляд, работать я уже не мог. Оставив плотницкие инструменты под навесом, вошёл в дом, переоделся и заглянул в детскую.
– Ты куда собрался? – удивлённо спросила жена.
Я не стал ей ничего объяснять. Да она и не ждала особых объяснений – была занята домашним заданием дочери. Звонить Йоганну тоже не стал. На своей машине я был в Бад-Бухау уже через двадцать минут. Припарковавшись, сразу пошёл в здание ортопедии. Старшая медсестра была ещё на смене. Она куда-то торопилась, но увидев меня, задержалась и с удивлением смотрела на меня, ожидая вопроса.
– Мне надо поговорить с соседями по коридору, может, кто-то что-нибудь заметил или знает. Могли бы вы посмотреть, кто сейчас из них находится в своей комнате.
– Это трудно сказать. Как правило, у нас к трём часам все процедуры заканчиваются. Пациенты могут быть в комнате, а могут и в город уйти. Погода-то хорошая. Некоторые до ужина в бассейне отдыхают.
Она подошла к двери смежной комнаты.
– Людмила, иди сюда, – крикнула в глубину комнаты и потом, обращаясь ко мне, сказала: – Отправлю с вами медсестру. Возможно, вам повезёт, и кто-нибудь будет в комнатах.
Пришла молодая медсестра, приветливо мне улыбнулась и, сказав «пойдёмте», направилась к лифту. Поднялись на этаж и в конце коридора сначала постучали в правую дверь от опечатанной комнаты. Там никто не ответил. Тогда постучали в левую дверь. Оттуда послышался невнятный голос и дверь перед нами широко распахнулась. В проёме стояла пожилая женщина, из-за которой я, собственно, и приехал сюда.
– Здравствуйте, – сказала она и, отступив в сторону, добавила: – Заходите. − По всей вероятности, ей было, о чём рассказать.
– Нужна я вам ещё? – спросила медсестра и, когда я в ответ отрицательно мотнул головой, быстро пошла к лифту.
– Это правда, что Лару нашли мёртвой?
Я впервые услышал имя погибшей женщины. Скорее всего, ее звали Ларисой.
– Вы имеете ввиду вашу соседку Ларису? – уточнил я. – Её нашли мёртвой в двадцати километрах отсюда. Вы хорошо её знали?
– Мы приехали на курорт в один день, две недели назад, и познакомились при регистрации документов. У неё проблема с плечевым суставом, а у меня позвоночная грыжа, но процедуры почти одни и те же. После ужина вместе купались. И в город вместе выходили.
Она замолчала в ожидании вопросов.
– Кроме вас были у неё ещё знакомые здесь? С кем она больше всего общалась?
– Я знаю только двух женщин, с которыми познакомились, когда после ужина купаться ходили. Но с ними мы только купались, а в город ходили всегда вдвоём.
– А мужчин в вашем окружении не было?
– Ну, мужчин на курорте несть числа... Но знакомств не заводили, ни она, ни я. Пару раз провожали нас двое мужчин в город и обратно. Знаете, эти разговоры на курорте о своих болячках быстро утомляют. Не могу себе представить, что её больше нет... Мы знакомы-то были лишь недели две, а привыкла к ней, будто много лет ее знала...
– Часто она уезжала из санатория?
– В первую субботу и воскресенье мы вместе ездили в Биберах. Здесь в округе красивые места. Но в эту субботу ко мне муж приехал, снял комнату в гостинице на два дня. Поэтому я встретилась с нею только в субботу на завтраке. На ужине её уже не видела, ходили с мужем в ресторан.
– Вас не обеспокоило, что она в понедельник не была ни на завтраке, ни на обеде?
– В воскресенье вечером я осталась ночевать у мужа в номере. На завтрак в понедельник не пошла. Процедуры у меня начинались с десяти часов. Я проводила мужа и была занята до ужина. На ужине поискала её в зале и не нашла. Подумала, что она, возможно, где-то задержалась. Но и в бассейн она не пришла. Постучала к ней в номер. Сегодня хотела в регистратуре спросить, что с ней. А тут слух прошёл, что женщину из нашего санатория нашли мёртвой...
– Не говорила она при последней вашей встрече, куда собиралась в субботу?
– Она познакомилась в бассейне с семейной парой, сказала мне, откуда они, но я не помню. Эти люди вроде бы пригласили её на субботу к себе в гости. А перед этим она хотела посмотреть поле скульптур. Это тут недалеко. Туда можно пешком за час-полтора дойти.
Я не стал ей рассказывать о побоях на лице и теле Ларисы, о том, что её подруга была найдена почти раздетой, в одной разорванной кофточке и без нижнего белья.
– Нет у вас, случайно, фотографии Ларисы? – спросил я с надеждой.
– Есть. Мы, когда в первый раз выходили в город, сфотографировались в центре. Она свой телефон оставила в номере, поэтому фотографировались с моего.
Из сумочки она достала телефон, и мы спустились на первый этаж. В комнате персонала медсестра перенесла фотографии с телефона на дисплей монитора.
– Какие вам отпечатать?
Фотографий было много. Я выбрал фото Ларисы в полный рост у какой-то скульптуры и фото у входа в главное здание санатория, и попросил сделать по две копии с каждой фотографии.
 
***
Солнце скатывалось к закату, и, когда я выехал на дорогу, било мне в глаза. Проезжая мимо деревушки, на окраине которой некий любитель создал поле скульптур, заехал на заброшенную поляну. Ничего особенного, несколько скульптур, вырезанных из дерева и камня, причудливые пирамиды из валунов.
Вдоль поля скульптур тянулись заборы частных домов. За одним из них слышны были людские голоса. Оставив машину на обочине, я подошёл к участку дома и заглянул через кусты. На террасе в плетёном кресле сидела женщина, держа на коленях раскрытую книгу. Она разговаривала с пожилым мужчиной, сгребавшим граблями мусор с подстриженной недавно травы.
– Здравствуйте! – крикнул я в просвет кустов.
Мужчина, приветливо улыбнувшись, спросил:
– Что вы ищете здесь?
– У меня есть несколько вопросов.
– Если по поводу поля скульптур, то не могу вам ничем помочь. Их автор уже несколько лет, как уехал отсюда.
– Нет, я хочу вас спросить совсем о другом...
Мужчина прислонил грабли к стволу яблони и подошёл ближе. Я протянул ему сквозь ветки фотографию Ларисы.
– В прошлую субботу эта женщина собиралась прийти сюда пешком из санатория, чтобы посмотреть фигуры. Назад она не вернулась. Не видели вы её случайно?
Мужчина протянул руку, взял фотографию и поднёс её поближе к глазам. Видимо, был близорук.
– Нет, эту женщину я не видел. Мы грилили в субботу. Внуки были в гостях. Может, она и приходила сюда, но я был занят. Я покажу жене.
Он прошёл к террасе и, показав фото женщине, о чём-то с ней переговорил. Затем вернулся к границе участка и, пожав плечами, сказал:
– Жена тоже никого не видела. Вообще, в последнее время сюда мало кто заглядывает. Наверное, скоро и рекламный щит уберут.
– Ничего необычного в то утро вы тоже не заметили?
Мужчина на минуту задумался и потом ответил:
– Да, припоминаю, что как раз там, где стоит ваша машина, стоял больше часа «мерседес». Но когда он приехал и когда уехал – я не заметил.
– А водителя вы не видели?
– Не присматривался. Да и стёкла у него были затемнёнными. А что случилось? Почему вы ищете эту женщину?
– Она не вернулась в санаторий.
 
***
Утром Йоганн был на месте. Мне пришлось с полчаса ждать, пока у него шла оперативка. Собрав разбросанные на столе бумаги в одну папку и отложив её в сторону, он откинулся на спинку кресла и выжидающе уставился на меня.
– Йоганн, помнишь, при нас женщина пришла в соседнюю с погибшей комнату в санатории? Я её разыскал и разговаривал с нею.
– Эдик, зачем? Это же дело полиции. Там сегодня мои сотрудники будут работать, опрашивать персонал и пациентов. Это убийство не для детективов-любителей. Или ты ожидаешь гонорар за свою работу?
– Ну что ты, я хочу вам помочь! И без всякого гонорара.
Я рассказал ему о разговоре с соседкой по комнате и с мужчиной у поля скульптур. Собственно говоря, рассказывать было не так уж много.
– Ладно, – решительно сказал Йоганн. – Ты единственный, кто видел этого мужчину вместе с убитой. Первоначальные предположения подтвердились. Её действительно насиловали, и не один раз. Умерла она от большой потери крови и переохлаждения. Наши сотрудники осматривают окрестности. Утром взяли пробы налипшей земли с её ног и грунта на месте обнаружения тела.
Йоганн подошёл к карте района и показал мне это место.
– Там рядом просёлочная дорога. Поедешь в сторону Ридлингена и на девятнадцатом километре свернёшь вправо, проедешь ещё три километра, завернёшь в лес и метров через семьсот будешь на месте.
 
***
Примерно через три четверти часа я был на месте. Там, где нашли тело, остались следы от полицейских машин. Всё было затоптано. Ничего нового увидеть и обнаружить я не ожидал. Тем более, после того, как поработали криминалисты. Они-то уж каждую щепку перевернули, каждый подозрительный волос подобрали, с каждого следа гипсовые отпечатки сделали... Меня интересовало другое. Хотелось уяснить, откуда Лариса пришла в это место. С такой потерей крови долго идти она не могла. Место, откуда начался её путь к смерти, должно быть, не так уж и далеко: деревня неподалёку отсюда или несколько крестьянских домов, находящихся в округе не более восьми-десяти километров.
Я вернулся к окраине леса, к перекрёстку грунтовых дорог. Одна из них тянулась вдоль кромки леса и слева терялась за поворотом. В правую сторону, в трёх километрах, она упиралась в асфальтированную дорогу. Вряд ли женщина переходила её там. Если бы она вышла к той дороге, то дальше идти не было бы смысла. Дорога с интенсивным движением, и там её могли бы спасти.
Другая дорога уходила от леса к пологим холмам, где сейчас работал трактор, вспахивавший поля под озимые. Не думаю, что Лариса шла по открытой местности. Ведь она, по всей видимости, бежала от своего насильника. Ей надо было прятаться, быть незаметной.
Я опять пошёл к месту обнаружения тела. Грунтовая дорога уходила вглубь леса. Лесной массив здесь небольшой, и дорога должна была где-то из него вывести. Я пошёл по ней. Метров через сто стало совсем темно. Сквозь высокие сосны и заросли смешанного леса не пробивалось солнце. Казалось, наступил вечер. Но воздух был свеж и хотелось дышать, набираясь этой свежести впрок.
Дорога тянулась вдоль рва, огибая его. Хаотичные переплетения кустарников, крапивы и дикой ежевики покрывали дно. Я постоял у небольшого обрыва в этот ров, сорвал пару ягод дикой ежевики, прищурившись, глянул на пролетавшие ватные облака, показавшиеся в просвете деревьев. Сразу за рвом и невысоким песчаным холмом наткнулся на ещё одну развилку и остановился в раздумье, мысленно представляя, куда может привести та или другая дорога.
Я уже знал, что дорога, по которой шёл, прорезала весь лес и должна была меня вывести через два километра к небольшой деревушке. Куда вела уходящая в сторону обнаруженная мною новая дорога – не знал. Она была нехоженой, и колея местами заросла травой. Видимо, её использовали только лесники для вывоза сухостоя и мусора из леса.
Решив, что в деревушку за лесом я могу позже проехать на машине, свернул вправо на малозаметную дорогу. Вскоре вышел к поляне посреди леса. Одну часть поляны ярко освещало освободившееся от туч солнце. Дело шло к обеду, и стало необычно тепло. Я вышел на середину поляны, поднял лицо к солнцу, впитывая его жар. Громкий пересвист птиц, шум разлапистых сосен, еле слышный писк земных зверушек...
Грунтовая дорога уходила от леса к впереди стоящему холму. Я поднялся на него. Позади виднелся лес, справа вдалеке тянулась лесопосадка, за которой, наверное, была асфальтовая дорога, по которой я приехал. Слева тянулись свежевспаханные поля вперемежку с сенокосными лугами. Впереди, в километре от места, где я стоял, виднелся крестьянский хутор и дальше угадывалась небольшая деревня. Я пошёл в том направлении.
Дорога проходила мимо хутора, состоявшего из жилого дома и нескольких сараев. Видимо, когда-то здесь выращивали свиней или бычков. У одного сарая высилась башня для корма. В силосной траншее валялись старые автомобильные шины, остатки сена, куски провода и сгнившие деревянные столбы. Свободное пространство между строениями начало зарастать кустарником и сорной травой.
Двухэтажный дом выглядел жилым, на окнах виднелись шторы. Вся усадьба была огорожена. Но забор местами повалился. Только жилой дом и прилегавший к нему двор были огорожены новым забором и выглядели ухоженными. От ворот усадьбы начиналась асфальтированная дорога.
Продолжение следует
Валдемaр Люфт, Биберах
Сайт автора: www.waldemar-luft.com
Вы хотите читать книги писателя Валдемара Люфта без сокращений? Приобрести книги «Чужой поезд», «Билет в мусоре», «Между...» и другие можно на сайтах www.LitRes.ru, Ridero.ru, Ozon.ru и на сайте www.Andronum.com (только Ebook). Книги в бумажном исполнении можно заказать у автора по тел. +49-7351-17681 и +49-176-42604490.
 
Вы хотите опубликовать в журнале «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» Ваш рассказ, повесть, очерк, стихи? Хотите представить себя и вашу фирму на обложке нашего журнала? Хотите, чтобы в журнале появилось интервью с вами? Позвоните нам и сообщите об этом!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, вопросы, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Add comment

Наши партнёры