Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Рубрика газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Интеграция
 
Мы − часть немецкого общества
 
Музей истории культуры российских немцев в Детмольде (Северный Рейн – Вестфалия) – единственный в своём роде. Ни в каком другом городе Германии и ни в одной другой стране мира нет ему подобных. В 2011 г. музей переехал в новое здание и по-новому представил свою экспозицию. А в октябре прошлого года директор, Катарина Нойфельд, ушла на пенсию, и ей на смену пришёл Корнелиус Энс. Мы решили познакомить наших читателей с нoвым директором.
 
– Господин Энс, кто вы по специальности?
 
– Я изучал историю, культуроведение, социологию и теологию в различных университетах Германии. Дважды получил степень магистра – в Берлине и Оснабрюке, а затем сдал второй государственный экзамен на учителя гимназии. Позже занимался разработкой различных выставок с учениками.
 
– Этот опыт вам, несомненно, пригодится. Ведь музей находится в здании частной евангелической школы. Часто приходят к вам школьники?
 
– Разумеется, мы тесно связаны с евангелической школой, но ученики посещают музей не каждый день. Они пользуются имеющейся возможностью время от времени. У 60 % учеников родители или бабушки/дедушки – российские немцы. Такие школьники больше проявляют интерес к своему прошлому. Учащиеся из других школ также часто наведываются к нам.
 
– А ваши родители тоже российские немцы?
 
– Я родился в Германии в 1980 г. в районе Билефельда. Мои родители приехали сюда в 1973 г. из Киргизии. Они столкнулись ещё с последствиями сталинской, коммунистической диктатуры. Поэтому у нас в семье воспоминания о прошлом были иными, чем в семьях моих друзей – местных немцев. Мой дедушка был церковным активистом и сильно пострадал от сталинской диктатуры. Такие понятия, как трудовой лагерь, депортация, голод, относятся к нашим семейным воспоминаниям.
 
– Что вы хотели бы изменить в музее? Как представляете себе его развитие в будущем?
 
– В музее представлена история культуры российских немцев. После его посещения у посетителей, как правило, возникают вопросы. Какие именно – зависит в том числе от происхождения: российских немцев интересует нечто иное, чем местных. Я хотел бы, чтобы музей вносил вклад в интеграцию переселенцев. Большинство из них находится сейчас на том этапе, когда задумываются о будущем поколении. Мы видим свою задачу в том, чтобы помочь им интегрироваться в немецкое общество, стать его частью. Для этого важно рассказать о своей истории. Иначе ни местному населению, ни самим российским немцам не понять, почему их история является составной частью немецкой (хотя она и была пережита за пределами Германии). Наша цель – подчеркнуть это.
Кроме того, мы будем актуализировать некоторые части выставки. Начали с того, что по-новому оформили раздел «Диктатура и церковь». В конце ноября провели конференцию на тему «Диктатура и изгнание». Речь шла о том, что пережили российские немцы под диктатурой. Мы планируем ежегодно организовывать выставку на определённую тему, например, «Гулаг», «Немецкое искусство в России». Это то, что мы можем сделать с имеющимся персоналом.
 
– Как реагируют на изменения ваши спонсоры и посетители?
 
– Нас финансирует государство. С уполномоченной федерального правительства по делам культуры Моникой Грюттерс у нас сложились хорошие отношения, и мы получаем положительные отзывы от неё. Но главное для нас, чтобы посетители были довольны.
Иногда мы становимся свидетелями очень эмоциональных моментов. Многие российские немцы обнаруживают здесь часть своей родины. У некоторых на глазах появляются слёзы из-за нахлынувших чувств, воспоминаний. У нас в музее есть фильмы о российских немцах. Один из них – «Poka heißt Tschüss auf Russisch», снятый режиссёром Анной Хоффманн, родившейся в Казахстане. Люди, которые смотрят этот фильм, узнают знакомые им с детства места, сердечность и гостеприимство жителей. Чувства переполняют их сердца. Они разорваны между двумя мирами. Их дети чувствуют себя здесь, в Германии, комфортно, но они сами приняли главные решения в своей жизни в другом месте, в другом окружении. Там они встретили свою жену/мужа, там родились их дети. Когда они снова видят эти места, у них на глаза наворачиваются слёзы.
У других посетителей музея (не из числа российских немцев) реакция совсем другая. Они испытывают уважение и удивление, говорят: «Мы не знали, что в России было так много немцев. Почему они покинули Германию? Что пережили в России?» То есть для большинства из них эта история новая.
Дети российских немцев тоже открывают для себя много нового в музее: «Ах, теперь я понимаю, почему дедушка или папа так говорил или делал!»
 
– Довольны ли вы числом посетителей и много ли среди них местных немцев?
 
– В этом году показатели посещаемости были самыми высокими за всю историю существования музея. Но мы хотим, конечно, чтобы они ещё больше увеличились. Мы подготовили рекламные проспекты и инициировали рекламную кампанию. Хотим заявить о себе, заинтересовать и привлечь внимание школ и других организаций.
Среди наших посетителей примерно половину составляют переселенцы и столько же местных немцев. Но в последние четыре-пять месяцев мы наблюдаем интересный поворот: к нам стало приходить намного больше людей, которые не имеют российских корней. Раньше ситуация была иной.
 
– Откуда вы берёте экспонаты, которые выставлены в музее?
 
– Все экспонаты были раньше собственностью частных лиц. Их либо взяли с собой в Германию переселенцы, когда уезжали из России, либо привезли потом, когда ездили туда в гости. Сегодня нам очень часто задают такой вопрос: «Можно ли отдать в музей Библию, дневники, коллекции или скульптуры бабушки/дедушки?» Должен сказать, что наши возможности складирования ограничены. Поэтому мы принимаем лишь вещи, которые являются уникальными.
 
– Расскажите, пожалуйста, вкратце о том, из каких разделов состоит выставка? Что можно увидеть в музее?
 
– Мы ориентировались на хронологию исторических событий. Всё началось с того, что Екатерина II позвала немцев в Россию. Это исходный пункт выставки. Здесь мы рассказываем о том, что царица обещала переселенцам, как они добирались в Россию, что взяли с собой. Затем смотрим, где они осели: у Чёрного моря, в Поволжье, на берегах реки Молочная и т.д. Они выехали из разных регионов Германии и поселились в разных регионах России. Говорили на разных диалектах и не всегда понимали друг друга. Далее мы знакомим посетителей с экономической и культурной жизнью российских немцев, с их передвижением внутри страны. Эта часть экспозиции находится на первом этаже. Здесь превалируют светлые краски, светлое освещение.
Вторая часть выставки расположена в подвальном этаже, где стены покрашены в тёмные тона и приглушенный свет. Здесь речь идёт о репрессиях, Второй мировой войне, трудармии. С 1940 г. российских немцев стали призывать в армию (до того они имели право отказаться). И им пришлось воевать на стороне России против немцев. С тех пор переселенцы чувствуют себя разорванными между двумя мирами – Россией и Германией, и эта разорванность характеризует всю историю российских немцев в XX веке. Мы рассказываем также о голоде в Поволжском регионе в 1921 г., от которого умерло более ста тысяч человек, и о стремлении создать Поволжскую республику. Далее ведём посетителей в так называемую «тайную каморку», которая выглядит как закрытая церковь. Там представлена религиозная жизнь российских немцев. После выхода из каморки посетители попадают в Советский Союз 1960-1970-х годов, когда началась волна возвращения в Германию.
 
– В какой части выставки задерживаются посетители дольше всего?
 
– Трудно сказать. Российские немцы, находясь в разделе «Репрессии», обычно говорят: «Да, это было действительно так... Мои бабушка и дедушка тоже пережили это». Тогда становится понятно, что культура воспоминаний российских немцев распространяется большей частью на XX век: Советский Союз, социализм, страдания и т.д.
Что было до того – почти никто не знает. Мало кому известно, например, о том, что в начале XX века половину металла в России производили немцы. Были основаны такие известные акционерные общества, как фирма Lepp. Среди российских немцев были также известные композиторы, которые поддерживали связь с Германией, к примеру, с Иоганном Себастьяном Бахом. Это значит, что культура воспоминаний российских немцев ориентирована не на время процветания высокоразвитой культуры в XIX веке, когда строились великолепные здания школ, церквей, которые ни в чём не уступали старым немецким городам. Это время забыто. Поэтому многие удивляются: «Как, всё это построили российские немцы?» Они не могут представить себе, что так выглядели города и поселения, где жили российские немцы в XIX столетии.
Посетители, имеющие российские корни, дольше задерживаются в разделе «Репрессии», так как он больше отображает воспоминания, которые сохранились в их семьях.
 
– О российских немцах часто говорят как о народе, который находится в пути (Volk auf dem Weg). Как вы считаете, актуально ли это высказывание сегодня?
 
– Думаю, что нет. В прошлом это утверждение соответствовало действительности. В конце XIX столетия наблюдалась первая волна переселения из России в Северную Америку, а после Первой мировой войны, примерно с 1920 г., немцы стали уезжать не только в Северную, но и в Южную Америку (Парагвай, Боливию, Аргентину). В Канаду и США уезжали прежде всего меннониты. Там есть даже университеты, основанные российскими немцами.
Если посмотреть их передвижение внутри Советского Союза, тоже можно сказать, что народ находился в пути. Мои родители, к примеру, уехали в Германию из Киргизии, хотя родились в селе Хортица (Восточная Украина). В промежутке между этими событиями их в военные годы насильно увозили в Германию, они возвращались, отцы восемь лет считались без вести пропавшими. Политика Советского Союза была также направлена на то, чтобы разбросать российских немцев, чтобы они не сосредотачивались в одном регионе, чтобы забыли немецкий язык.
Сегодня те 2,4 миллиона российских немцев, которые живут в Германии, не считают, что находятся на промежуточной станции. Они, как и коренное население, живут там, где есть работа, где находятся их семьи. Уезжать никто не собирается. Разумеется, время от времени можно услышать, что кто-то вернулся в Россию или переселился в Северную Америку по семейным причинам, но это единичные случаи. Я бы сказал, что российские немцы уже хорошо устроились здесь и хотят остаться в Германии навсегда.
Беседовала Наталья Нетцер
Перевод с немецкого языка
MUSEUM FUR RUSSLANDDEUTSCHE KULTURGESCHICHTE
Georgstrase 24
32756 Detmold
Tel. 05231-921690
www.russlanddeutsche.de
OFFNUNGSZEITEN
Montag: Ruhetag
Di.-Fr.: 14.00 Uhr - 17.00 Uhr
 
ВЫ ХОТИТЕ ПРЕДЛОЖИТЬ СВОЮ КАНДИДАТУРУ В НАШУ РУБРИКУ "ИНТЕГРАЦИЯ"? СООБЩИТЕ НАМ ОБ ЭТОМ!
ГАЗЕТА "НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ" - ЭТО БЮДЖЕТНО И ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО, МНОГО ПОЛЕЗНОЙ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ВСЕЙ СЕМЬИ, С ДОСТАВКОЙ НА ДОМ! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ, 72 СТРАНИЦЫ! ПОКА ЕЩЁ ВСЕГО 35 ЕВРО В ГОД!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, в рубрику "Одинокие сердца" и вообще всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.

Add comment

Наши партнёры