Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Из цикла «Записки врача»
 
Раздел газеты «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
Прогуливаясь по парку, я обратил внимание на женщину, похожую на русскую по походке, одежде, выражению лица. Она была невысокого роста, слегка располневшая, с открытыми, приветливыми чертами лица, в возрасте сорока лет или чуть старше. Одета со вкусом, всё аккуратно подогнано по фигуре, отглажено. Но походка тяжеловатая, создавалось впечатление, что её что-то тяготит, какие-то заботы, видимо, свалились на её уже нехрупкие плечи. Она была не одна, за руку вела девочку трёх-четырёх лет.
 
Я и раньше не мог пройти мимо маленьких детей, они вызывали у меня всегда какое-то умиление и радость. При этом обязательно отмечал какую-нибудь особенную деталь − какой малыш курносенький, беленький, подвижный или как хорошо он одет. И на этот раз я не смог пройти мимо и вслух выразил восторг кудряшками девочки, выступающими из-под красиво посаженной шляпки.
– У вас, видимо, нет своих детей? – спросила женщина с ребёнком. – Или, возможно, свои уже выросли и вы обращаете внимание на чужих?
– Нет, − ответил я. – Просто я очень люблю маленьких детей. А вы, наверное, мать этого прекрасного ребёнка?
– Вы ошиблись, – последовал ответ, – ее мать дома, а я − служанка, няня.
Разговор становился интересным, и я предложил пройти к детской площадке, где было много детей. Одни играли в песочнице, другие лазили по спортивным снарядам. Она любезно согласилась. Девочка стала играть с другими детьми, а мы сели рядом на скамейку и, прежде чем продолжить беседу, познакомились.
Няню звали Анной, она была приглашена в Германию из Прибалтики по рекомендации. В возрасте сорока семи лет у неё трое взрослых детей и даже два внука. Нужда заставила ее за небольшие деньги нянчиться с чужим ребёнком. Но что делать, если нет работы там, где ты живёшь?
Я спросил, давно ли она работает в новом качестве и успела ли разобраться в хозяйке и характере её дочери. Анна не только ответила на вопрос, но даже охотно поделилась своими впечатлениями и огорчениями. Уже пошёл третий месяц, и она собирается сворачивать свою благородную миссию, так как не может выдержать всего того, что наблюдает в этой семье.
Со слов соседей, хозяйка часто меняет нянечек, а может, их самих что-то не устраивает. Маме не совсем здорового ребёнка недавно исполнилось тридцать два года. В Германии она более восьми лет. С каким статусом живет здесь, Анна не знает, да и не в этом суть вопроса.
Около пяти лет назад Вероника – так зовут маму девочки – познакомилась с Артуром, коренным немцем. Ему тридцать восемь лет, он имеет несколько фирм, которые дают довольно приличный доход. Это не осталось незамеченным Вероникой, и она изо всех сил стала стараться привязать к себе нового знакомого. Когда вопрос заходил о браке, Артур под разными предлогами отказывал ей в этом. Может, у него была другая семья или его устраивал «гостевой брак»? Несмотря на это, он старался обеспечить благополучие Вероники: снял ей квартиру, купил мебель и всё необходимое, обеспечивал продуктами и деньгами.
Она же всегда была рада его приходу, встречала с желанием сделать для своего благодетеля всё, что он только пожелает. Но, почувствовав вкус к обеспеченной жизни, поняла, что надо чем-то привязать к себе мужчину. Сама ли придумала или кто-то посоветовал, но решила она родить от Артура ребёнка. Через девять месяцев родилась девочка, похожая на отца. Однако, по мере роста, стали замечать, что ребёнок отстаёт в физическом развитии – одна ножка укорочена и намечается искривление позвоночника.
Отец, как и прежде, продолжает помогать. Снимает уже трёхкомнатную квартиру, покупает новый «Мерседес» и оплачивает их безбедное существование. Но расчёт Вероники на регистрацию брака не оправдался. У неё появилась неудовлетворённость, породившая раздражительность и часто подавленное настроение. Всё это стало распространяться на беззащитную малышку. С чем бы девочка ни обращалась к матери, всегда получала от неё отказ под разными предлогами. Дочка начинала плакать, и это выводило мать из себя. Она уже не могла видеть, как ребёнок бегает за ней с протянутыми ручонками и даже не пыталась обнять, пожалеть, успокоить свою малышку.
Вероника стала нанимать нянек, но они долго не задерживались, видимо, не получалось доверительного контакта. Пробовала пригласить свою мать с Украины, но и с ней тоже не нашли общего языка. В расстроенных чувствах бабушка вскоре уехала домой.
– А что же теперь, всё устроилось? – спрашиваю я.
– И да, и нет, – отвечает мне Анна. – Можете мне не верить, но ребёнок в моём присутствии, когда нет мамы, ведёт себя если не идеально, то вполне нормально: выполняет все мои просьбы, хорошо ест, вовремя ложится спать. Но стоит появиться матери, как наши добрые отношения превращаются в сплошной ад. И всё начинается с того, что мать отталкивает от себя ребёнка, кричит на него, и бедное дитя начинает плакать и стонать, как щенок, которого пнул хозяин. Но ребёнок, даже если он нежеланный, не кошка, его не подаришь соседу и не выбросишь на улицу.
С приходом матери жизнь в доме становится невыносимой, дочка тянется к маме, а та по-прежнему гонит её от себя. Стоны и причитания ребёнка выводят мать из равновесия, да и крепко напрягают няню, которую уже не слушает ребёнок. Вероника бежит в свою спальню, закрывается, включает музыку и не реагирует на стук дочки. Консультации педиатра, невропатолога, психолога и психиатра не обнаружили никаких отклонений от нормы у девочки.
Неужели допустимо, чтобы ненависть матери к отцу ребёнка жестоко и несправедливо отражалась на отношении к дочери? А может, это не тот ребёнок, о котором она мечтала? Не желала ли она чего-то другого?
Вероника стала избегать общения с дочерью, придумывая какие-то командировки на две-три недели или вечерние вояжи до поздней ночи. В это время в доме бывает порядок и покой.
– А как же отец ребёнка? – спрашиваю я.
– Иногда приходит, приносит игрушки, но полного взаимопонимания с дочерью нет. Он предлагал забрать ребёнка к себе, но Вероника наотрез отказалась, видимо, боится потерять богатое вознаграждение за ненужного ребёнка, – поведала мне няня.
– А на что же рассчитываете вы? – поинтересовался я у Анны.
– Не хочет хозяйка отпускать меня, – заявила Анна, – видимо, чувствует, что моё доброе женское сердце необходимо её дочери, да и дочка уже привязалась ко мне. Даже в отпуск в Прибалтику предлагает ребёнка взять с собой. Вероника боится оставаться наедине с дочерью. Но это выше моих человеческих возможностей, – продолжает Анна, – постоянно быть привязанной к чужому ребёнку, убирать, готовить пищу, не иметь выходных, видеть трагедию матери и дочери, и всё это за символическое вознаграждение. Я уже на пределе, ночью почти не сплю, видимо, скоро откажусь и уеду домой.
– Да, плохо, когда в семье ненужный ребёнок, – многозначительно сказал я. – Маму бы показать психологу или психиатру...
Лев Белов, Берлин
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в нашу новую рубрику «Доска объявлений» и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в газете звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 9 до 15 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Наши партнёры